Знаменитые женщины > Мария Гавриловна Савина

Знаменитые женщины

Женщина всегда загадка

Мария Гавриловна Савина

Актрисы, режиссеры - - Опубликовано 06.05.2008 в 21:49

(1854-1915)

В течение сорока лет царила в Александринке Мария Гавриловна Савина. «Актриса она была необычайно разнообразная, – писал о ней Михаил Царев. – Начав с ролей юных девушек, она сразу же обнаружила тягу к изображению на сцене характеров решительных и своеобразных. Ее великолепной победой в этот период творчества стала Верочка в «Месяце в деревне».

Когда Тургенев увидел Савину в своей пьесе, он воскликнул: «Неужели эту Верочку я написал!» А она, еще не выйдя из образа семнадцатилетней героини, подбежала к писателю и крепко поцеловала его.

Сам автор печатно объявил свою пьесу непригодной для постановки. Но так полюбилась актрисе роль угловатой восемнадцатилетней девушки-сиротки, что она все-таки решилась играть. Вместе с товарищами по труппе Савина поработала над текстом, сведя пятиактную драму к трем действиям. Из Парижа пришло письмо: «Считаю своим долгом напомнить о неудаче первого показа… Снимаю с себя всякую ответственность… Тургенев».

Спектакль превзошел все авторские ожидания.

…Дочь учителя чистописания и рисования Г. Н. Подраменцова, после успехов в любительских спектаклях ставшего провинциальным актером, семилетней девочкой она впервые вышла на сцену Одесского театра под именем «девицы Мани Стремляновой». Псевдоним оказался пророческим: стремительным восхождением к успеху юная актриса обязана была только своему трудолюбию и исключительному таланту, позволявшему ей играть самые разные женские роли – от жеманных «кошечек» до героинь Шекспира, Лопе де Вега, Гете, Дюма, Гоголя, Островского, Толстого, Тургенева…

Нелюбимая матерью, Машенька росла одиноким, замкнутым ребенком. «Кроме пощечин, брани, упреков в ничегонеделании я ничего от нее не видала…» Дома она бывала лишь по воскресеньям, все остальные дни недели находилась в интернате. Потом семья распалась и, уйдя от жены, Гавриил Николаевич оставил ей младшую дочь, взяв к себе Машу. Со временем та из «гадкого утенка» сформировалась в очаровательную кокетливую девушку. Отец играл на сцене и режиссировал, вместе с дочерью скитался по разным городам, организовывал собственные труппы, с которыми неизменно прогорал.

Подраменцов играл весьма топорно, и учиться у отца было нечему. В Минске пожилая актриса И. С. Сандунова (мать будущего академика, друга Марии Гавриловны А. Ф. Кони) занималась с юной Машенькой. Помогал Маше, оберегая ее от закулисных интриг, и влюбленный в нее «первый любовник» В. И. Костровский. Обратив внимание на талантливую исполнительницу, минский губернатор приказал директору театра прибавить ей жалованье и дать бенефис…

Костровский обеспечил Маше заключение выгодного контракта на исполнение первых ролей в водевилях и комедиях, но его планы нарушила мать девушки: когда Маша гостила у нее в Смоленске, она, прочитав письмо актера, закатила дочери очередной скандал с пощечиной и устроила ее в харьковскую антрепризу на положение… хористки. И здесь живое участие в ней принял Николай Николаевич Славич (по сцене Савин), в прошлом – флотский офицер. В глазах романтически настроенных дам этот кругленький, полненький актер был овеян ореолом славы: проиграв казенные деньги, Славич побывал в Петропавловской крепости, подвергся суду и оказался изгнан из флота с лишением чинов.

Чем привлек этот бесталанный артист Марию Гавриловну, неизвестно, но она стала его женой. Со временем она убедилась, что избрала человека сомнительной нравственности, поощрявшего богатых поклонников жены. Неопытность супруги раздражала его, и время от времени он восклицал: «И это – моя жена!» В калужской труппе Савиной платили гроши и играть ничего не давали. Супруги добрались до Нижнего Новгорода, где нашли случайную работу в театре. Здесь актрису приметил выдающийся деятель провинциального театра П. М. Медведев, и наступило время ее царствования на сцене. «Как осмелился г-н Савин носить одну фамилию с Савиной! – писал анонимный критик. – Она – талант, а он неудачный тип провинциального актера…»

Раздосадованный Славич, которого невзлюбили в труппе за бездарность, чванство и лень, перессорил жену со многими актерами и самим Медведевым. Еще тогда пробежала кошка между Савиной и Полиной Стрепетовой, и симпатия между женщинами, одинаково юными и несчастными в семейной жизни, перешла в острую вражду. Игру Стрепетовой Мария Гавриловна считала «кликушеством»…

Славич вел себя так нагло, что Медведеву пришлось уволить его в середине сезона. Вместе с мужем ушла из театра и Савина. Спустя время она стала безраздельной хозяйкой на саратовской сцене. Супруг продолжал мешать ей и здесь: требовал все больше и больше ролей для жены, скрывал от окружающих ее беременность, и в результате Мария Гавриловна родила мертвую девочку… В конце концов актриса, больная астмой и тратившая много денег на лечение за границей, нашла в себе силы решительно порвать с ним.

В Петербург она приехала ранней весной 1874-го. И, наконец, в 1879 году – Александринский театр. Через год-два Мария Савина – любимица петербургской публики, гордость русской сцены…

Весной 1880 года актриса собралась на гастроли в Одессу. Влюбленный в нее Тургенев звал ее заехать по пути в Спасское и добавлял: «О Вас я думаю часто, чаще, чем бы следовало. Вы глубоко вошли в мою душу… Я люблю Вас…» Он просил Савину хотя бы выбрать поезд, который идет через Мценск, чтобы он смог подсесть к ней в купе и сопровождать ее до Орла. И даже предусмотрительно сообщал ей расписание поездов. «То-то я нацелуюсь Ваших прелестных ручек…»

Эта поездка состоялась, но часы, проведенные вдвоем, оказались трудными для обоих. Актриса прекрасно относилась к Ивану Сергеевичу, но и только. Ему же хотелось большего.

На следующий год Савина заболела и поэтому согласилась на короткое пребывание в Спасском. После ее отъезда Тургенев написал ей письмо, переполненное яркими картинами их будущего совместного путешествия в Италию. Не встречая горячего отклика со стороны Марии Гавриловны, он отправлял ей порой по два письма в день. Потом пришла весть о ее замужестве… Тургенев, убитый этим известием, отправился во Францию. Но как только выяснилось, что слух не подтвердился, к Савиной полетело очередное любовное письмо.

В последний раз писатель и актриса встретились в Париже в апреле 1882 года. Савина захворала, и Тургенев, сам уже очень больной, поехал к знаменитому невропатологу Шарко, хлопотал о лечении у него в клинике Марии Гавриловны. А за полгода до собственной кончины Иван Сергеевич написал актрисе, что любит ее, «знает наверно, что, столкнись их жизни раньше…». Фраза осталась незаконченной.

…Через двадцать пять лет после смерти Тургенева, в 1908 году, в одном из залов Академии наук в Петербурге открыли музей писателя. Через некоторое время служители заметили, что каждый день под его портретом какая-то немолодая дама оставляет букет свежих роз. Это была, конечно, она – Мария Савина…

Она дружила с драматургом Островским, ею были очарованы писатель Гончаров и генерал Скобелев. Антон Павлович Чехов, узнав о ее согласии играть Сашу в «Иванове», «подгонял» под актрису эту роль. «Нет… это счастье, что я стар. Она прелестна! Вся насквозь умница», – признавался домашним Лев Николаевич Толстой после встречи с Марией Гавриловной.

Поклонников у актрисы было предостаточно, в том числе и титулованных. Один из них, князь С. Ю. Голицын-Головкин, мечтал жениться на ней. Уважая этого человека, но не любя его, Мария Гавриловна нашла в себе силы отказаться от княжеского титула. Ее бурный роман с Никитой Всеволожским, племянником директора императорских театров, блестящим лейб-гвардейцем, адъютантом одного из великих князей, длился долгих пять лет. В конце концов они обвенчались. Брак оказался крайне неудачным.

Несколько раз Савина клялась мужу оставить сцену, но не смогла выполнить эту клятву. А Никита Никитич, любивший делать долги, умудрился переписать свои векселя на имя жены, и Савину стали донимать кредиторы. Спустя время долговые суммы пришлось высчитывать с ее актерского жалованья. Легкомысленный и праздный человек, Всеволожский, очевидно, весьма жалел о своем опрометчивом браке, а его чувство давным-давно погасло. «Ты с собаками своими обращаешься лучше, чем со мной», – упрекала его Мария Гавриловна. Они расстались.

«Сцена – моя жизнь», – говорила Савина. «И действительно, все, решительно все в ее жизни было подчинено театру, и ее общественная деятельность тоже, – утверждает М. Царев. – Эта деятельность была необычайно целеустремленной и диктовалась заботами Савиной о судьбе русского актера, особенно провинциального, тяжесть жизни которого была ей хорошо известна по собственному опыту».

Она стала одним из инициаторов состоявшегося в Москве в 1897 году Первого съезда русских сценических деятелей, а в 1914-м возглавила Театральное общество. Благодаря усилиям Марии Гавриловны было создано «убежище для престарелых актеров». Санкт-Петербургский Дом ветеранов сцены и поныне носит ее имя…

Прожила Савина шестьдесят один год. Известный юрист и друг актрисы А. Ф. Кони свидетельствовал: «…когда так неожиданно и горестно прозвучало: «Скончалась Савина», – прежде всего многими почувствовалась утрата в нашей общественной среде украшавшего ее ума, тонкого и проницательного, с иронической, насмешливой складкой, способного не только все понимать и усвоять, но и все перерабатывать…»

Оставьте свой отзыв!

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.


Поиск по сайту

Реклама

Меню

Из этого раздела

Свежие комментарии

  • Serch: а я ее где-то видел. видимо тоже на фото. раньше ж...
  • Валентина: Мишель Мерсье мой кумир, читала про нее все емуары...
  • Зинульчик: Великолепная статья!!!Спасибо огромное......
  • Андрей Андреев: Анна действительн была последней русской царицей.П...

Реклама

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (32)


Поиск в Яндекс

Запрос: