Знаменитые женщины > Антонина Васильевна Нежданова

Знаменитые женщины

Женщина всегда загадка

Антонина Васильевна Нежданова

Певицы, музыканты - - Опубликовано 07.05.2008 в 23:25

(1873-1950)

Антонина Васильевна Нежданова

Она родилась в 1873 году в деревне Кривая Балка, что под Одессой. Родители, сельские учителя, любили книги, музыку, народные песни. Отец играл на скрипке и руководил любительскими хорами. Одаренность девочки проявилась очень рано: с семи лет она солировала в церковном и сельском хорах. После окончания гимназии работала в Одесском женском училище, часто пела на любительских вечерах и в благотворительных концертах.

В автобиографической книге Антонина Нежданова с грустью вспоминала о первом девичьем чувстве:

«…Один из офицеров, Николай Р., признался в своей любви ко мне и вскоре… явился к моим родным с официальным визитом и просьбой согласиться на наш брак. Родные отнеслись к этому отрицательно, совершенно не одобрив моего вкуса и выбора, а главное, нашли, что для меня, шестнадцатилетней девочки, преждевременно, до окончания гимназии, думать о замужестве. Огорченный Николай Р. уехал. Родные строго следили за мной и уничтожали все письма Р., о чем я узнала только года через два. Не получив от него ни одного письма, я удивлялась, не понимая причины молчания, но в конце концов решила покориться судьбе».

Словно сама фортуна вывела девушку на путь служения искусству – ведь и брак, к которому подталкивали ее уже сами родные, тоже не состоялся: к официальному жениху Борису Фармаковскому она была равнодушна и порвала с ним, считая безнравственным выходить замуж без любви. Чувство к блестящему офицеру Павлу Иванову, увлеченному музыкой, закончилось для нее трагедией. На этот раз молодых благословили обе семьи – и невесты, и жениха, устроили помолвку и стали готовиться к свадьбе, назначенной через полгода. Но спустя время жених признался Антонине Васильевне в своем увлечении княгиней Абамелик-Лазаревой, известной петербургской красавицей, которую, по его словам, он не любил и не уважал по-настоящему. Разрыв был неизбежен…

Голос ее от природы был небольшим по диапазону и силе, но обладал чарующим тембром и чистотой. Видимо, именно по этой причине в свои двадцать шесть лет Антонина Нежданова была принята в Московскую консерваторию. «Это будущая чаровница», – прослушав ее, изрек директор этого заведения В. И. Сафонов. Еще студенткой Нежданова привлекла к себе внимание знатоков и любителей вокального искусства, а ее ученические выступления посещал сам профессор А. Н. Скрябин.

Успешно окончив консерваторию в 1902 году, она дебютировала на сцене Большого театра. Впрочем, неизвестно, как сложилась бы судьба Неждановой, если бы однажды не заболели все три исполнительницы партии Антониды в опере «Иван Сусанин». Молодая певица выручила дирекцию императорских театров, а ее блестящий дебют был замечен и зрителями, и начальством.

Ее ожидало много блестящих оперных партий, в том числе и королевы Маргариты в «Гугенотах». Артистке запомнился весьма яркий эпизод: королева в сопровождении свиты должна была появиться… на лошади. Чтобы копыта не стучали о сцену, лошади надевали резиновые галоши, «которые, очевидно, очень не нравились ей, и она поэтому все время брыкалась, дергала ногами, желая галоши сбросить, что иногда ей и удавалось.

«Галоши летели во все стороны, чуть ли не в оркестр… После нескольких таких «эффектных» выездов пришлось их отменить, хотя мне они и очень нравились».

Запомнились певице и первые серьезные гастроли. За несколько дней до отъезда во Францию она получила письмо такого содержания:

«Если вы желаете иметь успех в Париже, то должны известить такое-то лицо, по такому-то адресу, оно явится к вам для личного выяснения условий оплаты для аплодисментов и вызова на бис».

Антонина Васильевна решила петь, надеясь только на себя…

В 1912 году парижский театр рукоплескал русской певице Антонине Неждановой, восхитительно исполнившей классическую партию Джильды. Цветам и овациям не было конца: обладательница голоса редчайшей красоты, она покорила искушенного французского зрителя и изящным артистизмом, и неповторимой искренностью своего исполнения. Ее партнерами стали знаменитые Энрике Карузо и Титта Руффо. С этого времени смело можно было говорить о ее мировом признании.

Большая сцена не «опьянила» артистку, а восторженный зрительский прием не вскружил ей голову. Что характерно, она осталась абсолютно чуждой атмосфере закулисных интриг.

Ей часто приходилось петь с Леонидом Собиновым – голоса артистов хорошо сливались в дуэтах, и их совместные выступления превращали спектакль в настоящий праздник искусства.

«В роли Ромео и других он был так красив, обаятелен, что я любила его, как настоящая Джульетта. Кажется, он также поддавался этой иллюзии, благодаря чему мы создавали замечательные по выразительности и силе сцены», – писала Антонина Васильевна.

Нежданова была одной из первых участниц так называемых исторических концертов, организованных в Москве композитором С. Н. Василенко. С 1919 года ее постоянным аккомпаниатором стал муж – Н. С. Голованов.

«Помню первые концерты в клубах для рабочих: слушать какую-нибудь арию из оперы, или романс, или монолог из драмы им часто было неинтересно. Как-то В. И. Качалов в одном из таких концертов в антракте спросил у кого-то из публики, нравится ли ему концерт, на что тот искренне, простосердечно ответил: «Ничего, терпим!» – вспоминала Антонина Васильевна.

В двадцатых годах молодой чтец Дмитрий Журавлев впервые услышал пение Антонины Неждановой.

«Позже, где бы он ее ни встречал, – вспоминает вдова артиста, В. П. Журавлева, – он как рыцарь прекрасной дамы становился перед нею на колено… в ВТО, в вестибюле, завидев Антонину Васильевну, Дмитрий Николаевич, как всегда, бухнулся перед нею на колени. «Ну что вы тут-то становитесь, здесь же никого нет, – смеясь, сказала она ему, – вот войдем в зал, там и становитесь…»

Последние годы жизни Нежданова занималась педагогической деятельностью, в чем тоже смогла преуспеть.

«Вероятно, музы, присутствовавшие при появлении на свет великой певицы, наградили ее своими божественными дарами – отсюда ее «гармоничность во всем» – всегда и везде», – заметил Н. С. Голованов.

Английский драматург Бернард Шоу, который в молодости был музыкальным критиком, признавался: «Теперь мне понятно, почему я дожил до седин, – чтобы услышать лучшее творение природы – голос Неждановой».

Оставьте свой отзыв!

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.


Поиск по сайту

Реклама

Меню

Из этого раздела

Свежие комментарии

  • Serch: а я ее где-то видел. видимо тоже на фото. раньше ж...
  • Валентина: Мишель Мерсье мой кумир, читала про нее все емуары...
  • Зинульчик: Великолепная статья!!!Спасибо огромное......
  • Андрей Андреев: Анна действительн была последней русской царицей.П...

Реклама

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (25)


Поиск в Яндекс

Запрос: