Знаменитые женщины > Елена Ивановна Рерих

Знаменитые женщины

Женщина всегда загадка

Елена Ивановна Рерих

Первооткрывательницы и ученые - - Опубликовано 07.05.2008 в 23:41

(1879-1955)

Елена Ивановна Рерих

Русский художник и ученый Николай Рерих – кто не слышал о нем сегодня? Тысячи картин, научные работы, философские и публицистические очерки; экспедиции, одна из которых – Центрально-Азиатская – входит в золотой фонд географических исследований нашей планеты…

Рядом с ним всегда находилась спутница – темноглазая стремительная женщина, мать двух его сыновей, Юрия и Святослава. Его тяга и огромный интерес к Индии и в целом к Востоку сформировались, по словам биографов, «через призму мировоззрения жены».

Он называл ее Ладой. И однажды написал о ней:

«Лада – древнерусское слово. Сколько в нем лада, вдохновения и силы. И как оно отвечает всему строю Елены Ивановны. Так и звали ее. Когда Серов работал над ее портретом, он уверял, что основою ее сущности есть движение (именно так у Николая Константиновича. Удивляться странному русскому языку четы Рерихов не стоит – слишком далеки они были от России! – Авт.). Она всегда готова. Принести помощь, ободрить, разъяснить, не жалея сил, – на все готова Елена Ивановна. И живет Елена Ивановна в постоянной неустанной работе… Поболеет немного, но быстро духом преодолеет тело, и опять можно слышать, как бодро и быстро стучит ее пишущая машинка. Особа и необычайна деятельность нашей вдохновительницы. В разных странах целые очаги питаются ее помощью, прилетающей на крыльях аэропланов… Ждут слова утешения, утверждения и пояснения. Даже из друзей многие не знают, что Еленой Ивановной написан ряд книг… Велика радость давать народу широкое мировоззрение, освобождать от суеверий и предрассудков и показать, насколько истинное знание есть путь прогресса».

Высказывание о самом близком человеке вылилось в откровенную агитацию за новую веру, похвальное слово духовному наставнику… Но такой – особенной – была жизнь этих людей, и она наложила определенный отпечаток на их отношения, поступки и мысли.

Как соединились их пути и почему их судьба оказалась связанной с Востоком? Еще в 1899 году молодой Рерих путешествовал по России. Увлеченный археологией, он изучал памятники старины в Псковской, Новгородской и Тверской губерниях. Однажды заехал в имение князя Путятина в Бологом, где в это время гостила племянница хозяина Елена Шапошникова.

Она родилась 12 февраля (31 января по старому стилю) 1879 года в Санкт-Петербурге, в доме на Сергиевской улице, в семье архитектора-академика Ивана Ивановича Шапошникова и его жены Екатерины Васильевны, принадлежавшей к старинному роду Голенищевых-Кутузовых. Так что знаменитый полководец Михаил Кутузов приходился Елене двоюродным дедом. А композитор М. Мусоргский – двоюродным дядей…

Брат маленькой Елены умер пяти с половиной лет от дифтерита. Когда девочке шел пятый год, мать стала больше заниматься ею и начала учить ее чтению. Постепенно, на газетах, кубиках и картинках, она освоилась с азбукой и стала бегло читать. Так же быстро одолела и азбуки – французскую и немецкую, а к шести годам уже свободно читала и даже писала на трех языках.

С самых ранних лет книги стали ее лучшими наставниками и друзьями. Среди самых первых оказались и два старинных тома «Путешествий по Центральной Азии и по Дальнему Востоку». Девочка любила рассматривать их, ибо они были щедро иллюстрированы, и таким образом рано познакомилась с природой, этнографией и жизнью Дальнего Востока.

Юная Елена Шапошникова блестяще окончила Мариинскую женскую гимназию, затем поступила в Санкт-Петербургскую музыкальную школу, т. к. обладала прекрасными музыкальными способностями. По окончании училища собиралась поступать в Петербургскую консерваторию… В то время она, признанная светская красавица, имела большой успех в свете и привлекала всеобщее внимание. Вот как вспоминает о ней одна из современниц:

«В ней было какое-то очарование, шарм и необычная женственность всего ее облика. Любила наряды, всегда по последней моде одетая, очень элегантная. В ней было развито чувство красоты».

…Молодой художник нашел в своей новой знакомой внимательного и заинтересованного слушателя, а через некоторое время с удивлением обнаружил широту и многообразие знаний и интересов этой девушки: она оказалась одаренной пианисткой, разбиралась в живописи, свободно говорила на четырех языках, увлекалась индийской философией. Ей уже не раз делали предложения, порой сулившие весьма выгодные партии, но Елена не спешила замуж. В холодном и туманном Петербурге она мечтала о далекой солнечной стране, о причудливых вершинах Гималайских гор, о таинственном полумраке древних индуистских храмов. В те годы с Индией ее связывали только книги да некоторые обстоятельства. Она помнила, например, рассказы о родственнике, который побывал в Индии и однажды появился на придворном балу в богатом костюме раджи. Потом он снова уехал на Восток, и больше о нем никто ничего не слыхал. Это будило воображение, заставляло жадно искать все новые и новые сведения о чудесной стране.

«Без Тебя не сдвинуть этих громад, висящих надо мною, – многообещающе писал ей Рерих. – Помнишь ли в сказке… требовалась молитва чистой девушки, чтобы спасти кого-то откуда-то. Чистая женщина невидимой рукой ведет мужчину далеко».

И она повела… В 1901 году Елена Шапошникова стала Еленой Рерих. Через год родился сын Юрий, будущий всемирно известный ученый-востоковед. Еще через два года, в 1904-м, – сын Святослав, которому суждено было стать художником.

С 1907 по 1909 годы Рерихи все более погружались в изучение Индии, Тибета. Но если Николай Константинович стремился постигнуть Азию через изучение археологии, этнографии, народных обычаев, то Елена Ивановна хотела изучить восточную философию, мифологию, религии. В особенности ее интересовала легенда о Шамбале, в которой мечтательнице виделась духовная твердыня Азии, где собраны эзотерические знания о человеке и Вселенной.

Революцию Рерихи встретили в Карелии, где они жили в течение двух лет до 1918 года. В конце концов длительное тяготение к Востоку вылилось в решение совершить большое путешествие в Индию, Тибет и Монголию. В 1919-м семья Рерихов перебралась в Англию. В это время Николай Константинович получил приглашение принять участие в турне по США с выставкой своих картин. Америка, где супруги рассчитывали после продажи картин собрать дорогостоящую экспедицию, стала следующей, трехлетней остановкой на пути в Индию.

К тому времени, когда Рерихи в 1923 году попали в Индию, пройдя трудный кружной путь, Елена Ивановна была уже, как утверждает востоковед Людмила Шапошникова, «сложившимся философом, писателем и общественным деятелем. Она любила Индию и хорошо знала ее».

Николай Константинович называл жену «другиней». Старинное слово очень точно соответствовало духу и характеру этой необычной женщины. Многие из картин с запечатленными на них мощными горными хребтами, прозрачной синевой неба, удивительно сочетающиеся с живой символикой Востока, были написаны Рерихом по ее замыслам.

Трудно назвать хотя бы одну область деятельности Николая Константиновича, где б не проявилось участие его жены.

В конце 1924 года он вместе со своей верной спутницей и старшим сыном отправился в Центрально-Азиатскую экспедицию. Тяжелые переходы по неизведанным тропам Трансгималаев, нападения разбойников, чинимые англичанами, которые едва не привели к гибели экспедиции, – все это требовало не только выносливости, но и мужества. У Лады его оказалось больше, чем у кого-либо другого. «На коне вместе с нами, – пишет Николай Рерих, – Елена Ивановна проехала всю Азию, замерзала и голодала в Тибете, но всегда первая подавала пример бодрости всему каравану. И чем больше была опасность, тем бодрее, готовней (и это не опечатка! – Авт.) и радостней была она… Никто не видел упадка духа или отчаяния, а ведь к тому было немало поводов самого различного характера».

В двадцатые и тридцатые годы ХХ века Елена Ивановна подготовила серию книг под общим названием «Агни Йога», или «Живая Этика». Они были изданы в Нью-Йорке, Париже и Риге.

«Сознание масс растет и ширится, и не загнать его в средневековые застенки!» – восторженно вещала миру автор.

Летом 1926 года Рерихам удалось совершить невозможное – посетить родину.

Они, пишет Л. Шапошникова, «привезли в Москву письмо индийских Учителей, ларец с гималайской землей «на могилу нашего брата Махатмы Ленина» и серию картин «Майтрейя»… И хотя Николай Константинович встречался с такими крупными деятелями Советского правительства, как Луначарский, Чичерин, Крупская, его визиту не придали того значения, которого он заслуживал. Ни на кого из них не произвело впечатления ни письмо индийских махатм, ни оригинальность высказанных Рерихом идей…».

Тем не менее после этой поездки в 1927 году в Улан-Баторе вышла изданная Рерихом книга «Община», в которой устами духовных учителей Востока как бы благословлялся новый строй и подчеркивалась «миссионерско-спасительная» роль Советской России.

В 1928 году Рерихи создали в живописной долине Кулу, что в Западных Гималаях, институт «Урусвати» («Свет утренней зари»). Вскоре он превратился в один из крупных научных центров Индии. Елена Рерих стала его почетным президентом-основателем. Тонкий знаток искусства, она довольно легко ориентировалась в научных проблемах, которыми занимался институт. Она мечтала о том, что когда-нибудь на этом месте вырастет город Знания и со временем превратится в международный центр научного сотрудничества.

Живя в Кулу, Елена Ивановна тщательно избегала контактов с людьми. В ее спальню вход был разрешен единственной служанке – Майна Деви, ванну готовил отдельный слуга, еду для семьи – целая группа слуг. Вспоминают лишь один случай, когда хозяйка вышла к воротам ограды, чтобы встретить приехавших в имение Джавахарлала Неру и его дочь Индиру…

Домашний врач Рерихов в Индии А. Ф. Яловенко писал о Елене Ивановне:

«Что же касается г-жи Рерих, то я должен сказать, что она больной человек. Она больна нервной болезнью, которая называется эпилептическая аура. Лица, страдающие этой болезнью, часто слышат какой-то невидимый голос и видят какие-то предметы. …он (Н. К. Рерих. – Авт.) часто подпадал под ее влияние и даже иногда верил в ее сверхъестественные способности. Я часто говорил ему о болезни Елены Ивановны, но он как-то холодно относился к моим познаниям в этой области. Но когда я ему дал книгу, то он попросил сделать выписки и в то же время просил не говорить об этой болезни Е. И… В феврале месяце 48 года я был отстранен от должности домашнего врача Рериха».

В 1929 году в Париже под псевдонимом Ж. Сент-Илер была издана работа Елены Рерих «Криптограммы Востока». «Криптограммы» (или апокрифы, то есть сочинения тайного характера), относящиеся к сокровенной эзотерической традиции Азии, описывают легендарные и исторические события давно минувших дней. Прежде всего это рассказы о неизвестных нам сторонах жизни Великих Учителей человечества – Будды, Христа, Аполлония Тианского, Сергия Радонежского. Завершают книгу пророчества о будущем, касающиеся как России, так и всего мира.

С 1933 года Елена Ивановна вела раздел «Свободная трибуна» в журнале «Оккультизм и Йога» – печатном органе русских эмигрантов, интересующихся теософией и эзотерикой, издававшемся сначала в Югославии, а затем в Парагвае. Она участвовала в борьбе за женское равноправие, помогала прогрессивным организациям, предупреждала о надвигающейся угрозе войны, осуждала фашистскую агрессию. В самые тяжелые для далекой родины военные годы Елена Рерих горячо верила в победу, вместе с мужем перечисляя деньги в фонд Красного Креста и фонд помощи Советскому Союзу. И вот наконец май 1945-го! Рерихи решили готовиться к возвращению.

Но задуманному не суждено было осуществиться: визу на въезд в Советский Союз им так и не дали. А в декабре 1947 года Николая Константиновича не стало. Вскоре после его смерти Елена Ивановна покинула долину Кулу и вместе со старшим сыном поселилась в небольшом городке Калимпонге на склонах Восточных Гималаев. В следующем году Елена Ивановна вместе с Юрием Николаевичем сделала еще одну попытку вернуться на родину. Но виза вновь не была получена…

Вернулся в Россию (уже в 1957 году) только Юрий Николаевич Рерих. На родине прожил всего три года, вплоть до своей неожиданной смерти. Младший, Святослав Николаевич, остался в Индии. Он как никто другой перенял от родителей выспренность речи и корявую витиеватость стиля: «Мой отец и моя мать были людьми, которые понимали высшие идеалы жизни и прошли свой путь как образец взаимопреданности и совершенствования».

Елена Ивановна умерла в 1955-м. В комнате, напоминающей сводчатыми потолками монастырскую келью или древнюю светелку, и до сегодняшних дней сохранилась ее кровать, лежа на которой, Елена Ивановна сделала свои последние записи. Уронив карандаш, потянулась за ним, но упала с кровати и ударилась об угол тумбочки. Через несколько дней ее не стало… Ее похоронили по буддийскому обряду: тело сожгли, а на месте кремации установили памятное сооружение – ступу, какие сооружают в честь самых выдающихся святых.

По воспоминаниям Святослава Рериха, во время похоронной церемонии тело его матери положили на бамбуковые носилки и понесли на высокую гору. Шесть буддийских лам и шесть индийских коммунистов, подставляя плечи под носилки, сменяли друг друга. На одном из поворотов их встретила воинская часть и оказала Елене Ивановне последние почести. Но самым удивительным было другое. Последние восемь лет Елена Рерих вела уединенный и замкнутый образ жизни, почти ни с кем не общаясь. Но носилки сопровождало огромное количество людей. Их никто не извещал о церемонии, никто не приглашал на нее. Повинуясь какому-то странному зову, они пришли проводить в последний путь русскую женщину, о которой почти ничего не знали…

До конца жизни Елена Ивановна свято верила в правильность и неоспоримость своего учения:

«Вы спрашиваете совета, как быть успешным в работе и в своем развитии. Между тем вы имеете книги Живой Этики, в которых даны исчерпывающие указания и советы, и при исполнении хотя бы десятой части всего данного благие результаты не заставят себя ждать».

В свое время Рерихи были отлучены от православной церкви, которая и по сей день считает рериховское движение в России нелегальной религиозной сектой оккультно-антихристианского характера. Но рериховские центры по-прежнему регистрируются по стране под видом общественных, культурных и образовательных…

«Религиозным рериховское учение является хотя бы потому, что выдает себя за синтез всех религий», – пишет газета «Русский вестник». Хочется добавить в подтверждение этой мысли, что сама Елена Рерих переняла, может быть, невольно, стиль Нового Завета, и порой успешно пользовалась им: «Мудрость Учителя есть мудрость его»; «Теперь хочу сказать Вам: прекрасно делаете, что оберегаете доверенное Вам»; и т. д.

В 1990 году Сергей Подгорный на основании тщательного анализа творческого наследия Н. Рериха и Е. Рерих сделал сенсационный вывод о том, что некоторые материалы, положенные в основу их учения, являются мистификацией, сделанной из любви к человечеству, из самых лучших побуждений. Исследователь заключил, что ни с какими Махатмами из Шамбалы во время своих экспедиций Рерихи не встречались, а общались с какими-то мудрецами явно местного, земного происхождения. При изучении текстов он обнаружил полное сходство записей бесед с Махатмами со стилем письма самих Рерихов. По мнению С. Подгорного, в откровениях рериховских Махатм ничто даже отдаленно не напоминает написанное «высокоразвитыми людьми, чьи знания беспредельны…».

Очевидно, Рерихи сознавали это, поскольку, к примеру, свою книгу «Община» с записями бесед, изданную почему-то в Монголии в 1927 году, никогда при своей жизни больше не переиздавали, а остальные книги были изданы ими анонимно.

Оставьте свой отзыв!

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.


Поиск по сайту

Реклама

Меню

Из этого раздела

Свежие комментарии

  • Serch: а я ее где-то видел. видимо тоже на фото. раньше ж...
  • Валентина: Мишель Мерсье мой кумир, читала про нее все емуары...
  • Зинульчик: Великолепная статья!!!Спасибо огромное......
  • Андрей Андреев: Анна действительн была последней русской царицей.П...

Реклама


Поиск в Яндекс

Запрос: