Знаменитые женщины > Франсуаза д`Обинье Ментенон

Знаменитые женщины

Женщина всегда загадка

Франсуаза д`Обинье Ментенон

Жены и родственницы знаменитых людей - - Опубликовано 07.05.2008 в 21:11

(1635-1719)

Франсуаза д`Обинье Ментенон

Удивительная судьба этой женщины прослеживается во многих произведениях зарубежных классиков. Ее имя – Франсуаза д (Обинье (или Обиньи).

Ее детство прошло в тюрьме, куда за убийство первой жены и ее любовника был водворен Констан д`Обинье барон де Сюриме. В заключении он вступил во второй брак с будущей матерью Франсуазы.

Несколько иную версию этого события приводит в своей монографии «Дипломатия Людовика ХIV» историк Ю. В. Борисов:

«Родилась она 27 ноября 1635 года в городе Ниоре, в 410 километрах от Парижа, в небольшом домике на улице Пон. Дом находился поблизости от тюрьмы, где ее отец отбывал когда-то наказание за неуплату долгов».

Франсуаза рано потеряла мать. Девочку, крещенную в католической вере, воспитывала тетка, убежденная гугенотка. Судьба, судя по всему, и не собиралась оставлять юной д`Обинье каких-то надежд на лучшее будущее.

Выйдя на свободу, отец проиграл все состояние и вскоре умер, оставив семью без средств к существованию. По иным источникам, неукротимый Констан бежал на Мартинику, где через какое-то время стал губернатором острова. Незадолго до смерти отца побывала здесь и Франсуаза. А потом эта шестнадцатилетняя красавица с черными глазами и свежим смуглым лицом индианки решила наняться в служанки к писателю Полю Скаррону, но парализованный инвалид (видимо, следствие перенесенного в детстве полиомиелита) предпочел… жениться на ней.

«Она прибыла в Париж, юная, ловкая, умная, не имеющая ни средств, ни родственников, и там ей повезло познакомиться со знаменитым Скарроном, – пересказывал эту историю О. Сен-Симон. – Он нашел ее привлекательной, его друзья – возможно, и более того. Ей показалось большой и совершенно неожиданной удачей выйти за этого жизнерадостного и ученого обезножившего калеку, а люди, которым женитьба Скаррона нужна была, видимо, больше, чем ему, старательно принуждали его к этому браку и убедили спасти таким образом прелестную и несчастную девушку от нищеты».
«Я предпочла замужество монастырю», – призналась как-то Франсуаза. И на протяжении восьми лет терпеливо ухаживала за супругом, который страдал от невыносимых болей и поэтому вынужден был прибегать к помощи опиума. «…но даже это могучее средство, – замечает Ю. В. Борисов, – часто оказывалось бессильным. Франсуаза нередко целыми ночами сидела около мужа, помогала его мыть, одевать, кормить. Скаррон восхищался женой. Из писем поэта видно, что он был счастлив с ней. Этих людей, таких разных, связывала общая нелегкая судьба».

Талант мужа и красота Франсуазы в соединении с природным умом превратили ее дом в модный салон. В кругах аристократической знати о ней вскоре начали говорить как о редкостной женщине.

Овдовев в 1660 году, мадам Скаррон, оставшаяся без средств, вновь бедствовала до тех пор, пока маркиза Атенаис де Монтеспан (фаворитка короля-Солнце), которой приглянулась молодая вдова, не выхлопотала для нее пенсию, а потом и вовсе попросила монарха сделать ее гувернанткой их детей. Живой ум и своеобразная, хотя и неброская красота Франсуазы все более очаровывали Людовика, присвоившего ей титул маркизы де Ментенон. Она увлекла Людовика своей кротостью, мягкими речами и вдохновенными проповедями. Новоявленная маркиза исподволь указывала королю на его ошибки, обращала внимание на разнузданные нравы, царящие в обществе, не забывая при этом с самым незлобивым видом проливать свет на слабости Монтеспан. В итоге вдова Скаррон заняла при монархе место гордой Атенаис, а когда та начала упрекать свою бывшую гувернантку, обвиняя ее в вероломстве и неблагодарности, то услышала в ответ:

«Если вы упрекаете меня в любви к королю, то не забудьте, что этот упрек касается ошибки, к которой вы же мне подали пример».

Франсуаза года два «героически» сопротивлялась притязаниям Людовика и уступила только тогда, когда убедилась, что король влюблен в нее. В 1678 году, когда официальная фаворитка вернулась с курорта, где она неосторожно отдыхала несколько месяцев, место, которое ей ранее принадлежало, уже прочно заняла соперница.

Монтеспан не оставалось ничего другого, как покинуть королевский дворец. А Людовик, овдовевший в июле 1683 года и побежденный бесконечными беседами о нравственности, обвенчался с маркизой Ментенон.

Разумеется, этот брак, тайна которого была чисто формальной, не давал женщине скромного происхождения права на престол. Но честолюбивые планы, конечно, роились в ее умной головке. Известно, что она весьма решительно и недвусмысленно заявляла Людовику о своей готовности разделить с ним трон и корону, но увы… В Версальском дворце ей отвели лишь четыре небольших комнаты напротив апартаментов короля. Затаив глубокую обиду, маркиза на всех официальных торжествах вела себя как обычная придворная.

Вот как описывал тайную супругу короля один из французских историков:

«Мадам Ментенон была женщиной не только суровой и жесткой: все в ней подчинялось приличиям и расчету… Ее щепетильность всегда была выгодной для ее материальных интересов. Не лживая, но очень осторожная; не вероломная, но всегда готовая если не пожертвовать друзьями, то по крайней мере покинуть их; скорее создающая видимость добра, чем творящая добро… эта женщина превосходила других скорее рассудком, чем сердцем. Она была вооружена против всех соблазнов. Страх скомпрометировать свое доброе имя защищал ее от всех опасностей».

Известный французский историк Луи Бертран писал:

«Людовик ХIV был разочарован. Новая супруга вступила в конфликт со всеми его вкусами, со всеми влечениями, со всем, что было свойственно его натуре… У нее не было никакой женской нежности. И к тому же ее едва ли можно было считать настоящей женщиной».

Не потому ли Людовик и во втором браке по-прежнему не отказывал себе в удовольствии завести интрижку на стороне? Впрочем, интрижку ли? Один из его романов с придворной красавицей длился… десять лет на глазах уже новой супруги.

«Будем справедливы, – вновь вступает в полемику Ю. В. Борисов, – и Ментенон переносила супруга с трудом. Эгоизм Людовика ХIV не знал границ. В угоду своим желаниям он не считался ни с чем и ни с кем. Ментенон, больная, с высокой температурой и головной болью, должна была посещать балы, отправляться в различные поездки вместе с двором. Она боялась сквозняков – он настежь открывал окна в любую погоду. Она любила рано ложиться спать – он работал поздно и непременно хотел даже ночью иметь собеседницу».

Французский ученый-энциклопедист Сен-Симон считал ее женщиной «амбициозной, ненасытной и скрытной», всеми силами добивавшейся всеобщего обожания. «В одном только она не изменяла себе: в страсти к господству и властвованию». Ни один министр не осмеливался идти с докладом к королю, не обсудив его прежде с фавориткой. Сен-Симон называл Ментенон интриганкой, любыми средствами добивавшейся влияния не только на короля, но и на его брата, на наследника престола, на других членов королевской семьи.

«Все хорошо, если это связано с ней; все отвергается, если делается без нее. Люди, дела, назначения, правосудие, помилования, религия – все без исключения в ее руках; король и государство являются ее жертвами».

Влияние Ментенон на государственные дела отнюдь не всегда являлось благотворным. Будучи ревностной католичкой, она способствовала отмене Нантского эдикта, которым еще Генрих IV даровал свободу вероисповедания гугенотам. Таким образом некоронованная королева положила начало преследованиям протестантов и изгнанию их из Франции…

Между тем практически все исследователи восхищаются ее неординарными дипломатическими способностями. После смерти маркизы осталось почти 80 томов писем, из которых к концу ХVIII века сохранилась лишь половина. Она вела обширнейшую переписку с известными людьми Франции и Европы – принцами, герцогами, графами, которые могли влиять на государственную политику. Попасть к ней на прием было так же непросто, как и к самому королю. Педантичная маркиза принимала только в строго назначенные дни и часы, причем визитерам отводились считанные минуты. Даже самые близкие, как отмечают историки, к Ментенон люди не допускались дальше порога ее передней. Если же это правило нарушалось, хозяйка немедленно заканчивала разговор – пусть даже самый важный и деловой.

Борясь с «ересью», Ментенон в целях воспитания юного поколения в католическом духе создала в 1686 году учебное заведение для девушек из небогатых дворянских семей. Расположилось оно в Сен-Сире, недалеко от Версальского дворца. Маркиза много времени проводила в «своем» институте, часто отправляясь сюда уже в шесть часов утра, учила девушек орфографии, истории, литературе, читала курс по вопросам воспитания детей. Дотошно вникала во все хозяйственные вопросы, лично пробовала пищу на кухне.

Вот такой была непризнанная королева, с которой Людовик прожил тридцать лет… И только во время Французской революции история поставила ее в один ряд с членами королевской фамилии, похороненными в базилике Сен-Дени: их прах одновременно был развеян по ветру восставшими парижанами. Воистину в этот день к основательнице Сен-Сира отнеслись как к королеве…

Оставьте свой отзыв!

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.


Поиск по сайту

Реклама

Меню

Из этого раздела

Свежие комментарии

  • Serch: а я ее где-то видел. видимо тоже на фото. раньше ж...
  • Валентина: Мишель Мерсье мой кумир, читала про нее все емуары...
  • Зинульчик: Великолепная статья!!!Спасибо огромное......
  • Андрей Андреев: Анна действительн была последней русской царицей.П...

Реклама


Поиск в Яндекс

Запрос: