Знаменитые женщины > Ирина Николаевна Бугримова

Знаменитые женщины

Женщина всегда загадка

Ирина Николаевна Бугримова

Звезды спорта и цирка - - Опубликовано 07.05.2008 в 21:53

(1910-2001)

Ирина Николаевна Бугримова

Ирина Бугримова… Имя-символ, имя-легенда и целая эпоха в истории отечественного и мирового цирка. Первая в стране женщина – укротитель хищников. Мировая знаменитость, чья жизнь находилась под пристальным вниманием прессы…

Те, кому посчастливилось видеть ее на цирковой арене в окружении восьми-десяти гривастых львов, никогда этого не забудут. Красивая женщина с прекрасной фигурой, с иссиня-черными волосами, одетая в венгерку, лосины и короткие сапоги, покоряла хищников лишь голосом, жестом, взглядом, и львы проделывали удивительные трюки, казалось, для животных совершенно невероятные.

…Когда-то в детстве ее внимание привлекла книга с силуэтом льва на обложке и непонятной надписью на латинском языке: «Aut Caesar, aut nihil!» «Это про львов?» – спросила девочка отца. «Нет, про знаменитого римского полководца Гая Юлия Цезаря». – «Тогда почему лев?» – «Потому, что этот полководец был отважен, независим и горд, как царь зверей лев». – «А что написано на обложке?» – «Или Цезарь, или никто!»

Ира промолчала, а вечером в своем альбоме нарисовала скачущую на лошади по манежу девочку. «Или Бугримова, или никто!» – подписала она под рисунком.

Как и многие ее подружки, Ирина поначалу мечтала стать актрисой. Мама, хорошо игравшая на фортепиано, занималась с ней музыкой, водила ее на концерты и в театры, и в конце концов определила дочку в балетную студию при Харьковском оперном театре (кстати, аккомпаниатором там был совсем молодой тогда Осип Дунаевский). Но отцовские гены, видимо, оказались сильней.

Известный в Харькове ветеринарный врач, а позже профессор ветеринарного института, страстно мечтал о сыне. Не дождавшись такового, младшую из трех дочерей, Аришу (так ее звали родные), растил как мальчишку; совсем маленькой брал с собой на ипподром – лечить заболевших лошадей (именно тогда Ирина научилась скакать верхом). Частенько они бывали вместе в ветеринарной лечебнице, в зоологическом саду и в цирке, где отцу приходилось лечить и бегемотов, и крокодилов, и обезьян.

Отец очень хотел, чтобы дочь стала хирургом. Главное, что Ирина не боялась крови… Однако к ней пришло новое увлечение – спорт. В двадцатые годы демонстрировалось множество приключенческих фильмов, где герои прыгали с головокружительной высоты, скакали по горам верхом и вообще проделывали десятки рискованных акробатических трюков. Ирина загорелась желанием стать… каскадером.

Для этого у нее, кажется, имелись все данные: бегала, прыгала, толкала ядро, играла в русский хоккей, раскатывала по Харькову на мотоцикле не хуже американских киногероев – единственная из девушек этого города. Сменила три марки, потом купила двухместный «фордик». (Позже, уже работая в цирке, приобрела «эмку», со временем пересела на «Волгу».) Она стала чемпионкой Украины сразу по нескольким видам спорта, несколько раз занимала первые места на Всесоюзных спартакиадах.

Однажды на стадионе она познакомилась с Александром Буслаевым – спортсменом, музыкантом и артистом. Эта встреча и определила всю ее дальнейшую жизнь. Став мужем и женой, они создали цирковой номер «Полет на санях из-под купола цирка». Было это в 1929 году.

Тогда, в конце 1920-х, продолжателями циркового искусства были выходцы из старинных цирковых династий. Люди со стороны допускались в этот круг весьма неохотно. Ирине и Александру повезло: директор харьковского цирка Федор Яшинов разрешил им репетировать на манеже по ночам, выдал аванс на оборудование, а уж костюмы и музыка – за свой счет. Кропотливая работа над этим аттракционом продолжалась полтора года. В декабре 1931-го в Киеве состоялась премьера.

Но Ирина не желала останавливаться на достигнутом. Вспомнив детское увлечение верховой ездой, она купила лошадь и подготовила номер «Высшая школа верховой езды». В принципе, это был ее первый опыт дрессуры….

В 1937 году управляющий цирками предложил Бугримовой совместить трюки и дрессуру. Такого на манеже еще не бывало! Но управляющий хотел получить первую в истории советского цирка женщину-укротительницу. И не ошибся в своем выборе: всего в жизни эта молодая эффектная женщина добивалась сама.

«Если в клетке – так чтоб одна! Никогда никто не стоял у меня за спиной, ни один мужик, я второго человека в клетке не признавала…»

Своих первых львят Ирина Николаевна назвала Каем, Юлием и Цезарем. Она считала, что ее питомцы смогут прийти на арену и сразу все выполнить. В тот момент она и не подозревала, что дрессура – это долгие, упорные занятия, тренировки, что характеры дрессировщика и животных ежесекундно будут сталкиваться, что работать придется сутками, приложить немало сил, воли, азарта, мужества, чтобы эти красивые, но очень опасные животные выглядели на арене, как безобидные домашние кошки.

За свою цирковую жизнь Бугримова выдрессировала 80 львов. Первый из них – Цезарь – стал другом на долгие годы. Со временем она создала свою школу дрессировки львов. Дрессировать этого зверя – значит перевоплотиться в него, считала Ирина Николаевна. За многие годы работы она так хорошо изучила характер «царя зверей», что даже у Брема находила много ошибочных, по ее мнению, утверждений. О львах она могла говорить бесконечно.

С искусством знаменитой укротительницы были знакомы зрители всего мира. В каждом своем выступлении Бугримова старалась показать маленький спектакль, а не только набор трюков. Ее львы выполняли невероятные по тому времени номера: ходили по канату, вместе с укротительницей качались на трапеции под куполом цирка. Уникальные трюки – «Лев на качелях», «Ковер», «Лев-канатоходец», «Лев на лошади» – объединялись в целый спектакль, где для каждого льва был найден образ: «романтический герой», «злодей», «лентяй», «комик», «примерный мальчик» и т.д. Одновременно на манеже находилось от семи до одиннадцати хищников, над которыми властвовала, словно царица над царями, первая в нашей стране женщина – дрессировщица львов.

На манеже Ирина Бугримова создала образ волевой, жесткой и даже где-то роковой женщины, которой подчиняются все. На самом деле это подчинение ей дорого обходилось. Не один раз она заканчивала представление, изнемогая от боли: кто-то из ее четвероногих артистов, будучи не в духе, задел лапой или даже в сердцах укусил. Летом 1941-го дрессировщице наложили 48 швов – таковы оказались последствия львиного бунта. В 1957-м в Польше лев ударил ее лапой по лицу так, что снял кожу, и пришлось потом делать пластическую операцию. В 1971 году во Львове на дневном представлении Бугримова оступилась и упала, а падать в клетке нельзя – тут же лев Нерон вцепился ей в ногу. Дрессировщица, как всегда, нашла в себе мужество закончить номер. Но сразу после представления ее отправили к хирургу…

Иногда после очередной такой «разборки» группу хищников расформировывали, и Бугримова набирала себе других артистов. Но, несмотря ни на что, любила своих животных – они заменили ей семью.

Ирина Николаевна выходила замуж неоднократно, но с каждым из спутников жизни пробыла недолго. Ведь, по ее словам, всякий муж желает, чтобы жена была у него вышколенной прислугой. Но могла ли стать прислугой такая мужественная и неповторимая женщина, как Ирина Бугримова?

«Да, это в них от природы, – признавала она. – Я вообще искала всю жизнь и не нашла ни одного достойного мужика, который бы отвечал моим требованиям. А требования у меня были очень небольшие…»

С Александром Буслаевым дрессировщица рассталась вскоре после войны. Со вторым мужем – цирковым артистом Константином Пармакяном отношения тоже не сложились. Может быть, виной явились властность характера и железная воля, столь необходимые в ее работе? Детей у Бугримовой не было, как не было и своего дома. Только через двадцать лет после отъезда из Харькова она получила квартиру в Москве…

Услугами домработницы Ирина Николаевна никогда не пользовалась.

«На меня ведь никто не угодит! – признавалась она. – Я любила готовить и умела это делать, только всегда было жаль, что готовка требует много времени, а мне оно так нужно было».

Несмотря на нехватку времени, знаменитая дрессировщица прекрасно шила. Всегда сама мастерила себе костюмы – просто преобразовала традиционный мужской: лосины, венгерка, из которой переделала себе колет, как у танцовщиков в балете.

Ирина Бугримова провела на манеже сорок пять лет. Ей аплодировали все крупные города нашей страны и самые известные цирковые площадки мира. Одной из первых среди цирковых артистов ей были присвоены звания народной артистки СССР и Героя Социалистического Труда. А в 1976-м состоялось ее последнее выступление. Ей было шестьдесят шесть…

Прекратив выступления, Ирина Николаевна вела большую общественную работу: была председателем Совета ветеранов Российской государственной цирковой компании, членом президиума ЦДРИ, Общества защиты животных.

Хватило у Бугримовой времени и для создания рукописи для издательства «Искусство». Два года длилась эта работа при помощи машинки «Ундервуд», которой Ирина Николаевна рассказала свою жизнь. В итоге получилась интересная книга – «На арене и вокруг нее».

Ирина Николаевна бережно хранила старые фотографии. Среди них – репродукция с портрета работы Айвазовского, с которым дружил ее дед по материнской линии – адмирал Федорович, участник обороны Севастополя 1854-1855 гг., запечатленный здесь. Оригинал портрета дрессировщица передала Русскому музею.

В Харьков Ирина Бугримова приезжала неоднократно: сначала с гастролями и просто в гости, затем как член худсовета Союзгосцирка – принимать новые программы. Ведь большая часть цирковых аттракционов и номеров в Советском Союзе готовилась в Харькове, на базе Старого цирка, там, где она когда-то впервые вышла на залитую ярким светом площадку.

Когда на представлении инспектор манежа объявлял, что в зале находится легендарная Бугримова, зал устраивал овацию. А у Ирины Николаевны в глазах стояли слезы – к тому времени она давно уже не выступала, но на родине, в Харькове, ее все равно помнили и любили…

Уже будучи в преклонном возрасте, Ирина Николаевна неудачно упала в собственной квартире, зацепившись за кресло, и сломала бедро. Пришлось полежать в больнице и долго ездить по квартире в инвалидной коляске. Но вылечилась, стала ходить, и на выход вновь одевала… высокие каблучки. Всем женщинам она советовала не терять чувство меры.

«Каждая умная женщина должна обладать этим чувством, тогда она будет и выглядеть как надо, и одеваться со вкусом, и все у нее в жизни будет хорошо…»

Знаменитая дрессировщица ушла из жизни в феврале 2001 года. Большую часть своей знаменитой коллекции бриллиантов она завещала на развитие цирковой дрессуры…

Оставьте свой отзыв!

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.


Поиск по сайту

Реклама

Меню

Из этого раздела

Свежие комментарии

  • Serch: а я ее где-то видел. видимо тоже на фото. раньше ж...
  • Валентина: Мишель Мерсье мой кумир, читала про нее все емуары...
  • Зинульчик: Великолепная статья!!!Спасибо огромное......
  • Андрей Андреев: Анна действительн была последней русской царицей.П...

Реклама


Поиск в Яндекс

Запрос: