Знаменитые женщины > Надежда Андреевна Дурова

Знаменитые женщины

Женщина всегда загадка

Надежда Андреевна Дурова

Народные героини, подвижницы - - Опубликовано 07.05.2008 в 23:07

(1783-1866)

Надежда Андреевна Дурова

С ранних лет ее тайной мечтой было «отделаться от пола, находящегося под проклятием Божиим». К тому же и жизнь сложилась так, что с первых дней своего существования она была лишена любви и внимания самого близкого и дорогого человека – матери.

Экзальтированная, избалованная дочь богатого малороссийского помещика Александровича и, говорят, одна из первых красавиц на Украине, сбежав из дома в пятнадцать лет, вопреки воле родителей стала женой Андрея Дурова – командира гусарского эскадрона. Отец в порыве гнева проклял беглянку…

Довольство и покой помещичьей усадьбы пришлось сменить на полную неудобств кочевую жизнь. Молодая женщина мечтала о сыне, который, как она считала, должен примирить ее с отцом. Уже и имя выбрала – Модест; собиралась сама кормить малыша грудью, учить и воспитывать. Но вместо наследника 17 сентября 1783 года родилась дочь – на редкость крупная и крикливая…

Однажды, раздраженная несмолкающим плачем новорожденной, мать в сердцах выхватила ее из рук няньки и выбросила из окна кареты. Ошеломленные гусары подняли окровавленную, но, к счастью, не очень пострадавшую девочку и передали на руки встревоженному отцу. С этого мгновения Наденька была отдана на воспитание татарину, отцовскому ординарцу. Тот искренне привязался к ребенку и, когда девочка немного подросла, научил ее стрелять из лука, лазать по деревьям, скакать на лошади…

Дед после рождения внучки все-таки опомнился и даже отправился в Киев к архиерею, чтобы тот снял проклятие с молодой матери. В письме он благословил молодых и отписал дочери назначенную ей долю приданого.

Когда Надежде исполнилось четыре с половиной года, в семье уже были три девочки и мальчик. Младшие дети стали отрадой для матери… Отец вышел в отставку, и хотя окружение его старшей дочери уже не состояло из гусар, ее любимой игрой оставалось беганье по квартире и военные команды, отдаваемые громким голосом. Шло время, а привычки подрастающей Наденьки оставались прежними. Мать, возмущенная недевичьими забавами, старалась держать ее взаперти и даже заявляла мужу, что желала бы лучше видеть дочь мертвой в гробу, нежели с такими «повадками».

Со временем Наденьку затянули в корсет и засадили за пяльцы. Дни проходили в мучительных занятиях рукоделием под неусыпным материнским оком. Зато по ночам тайно от всех домашних она выводила из конюшни своего Алкида, подаренного отцом, и до зари носилась по полям и лугам.

Пойманная на месте преступления, она была отослана на перевоспитание к бабушке в Малороссию. Тут девушка встретила свою первую и, как долго считалось, единственную любовь. Предметом ее внимания стал сын помещицы-соседки, которая и слышать не захотела о том, чтобы ее наследник взял в жены бесприданницу.

«Это была первая склонность, и думаю, что если б тогда отдали меня за него, то я навсегда простилась бы с воинственными замыслами; но судьба, предназначавшая мне поприщем ратное поле, распорядилась иначе», – вспоминала позже Дурова.

Как только Наде исполнилось семнадцать, в доме появились женихи. Двоим она отказала решительно и даже грубо. Через год отец уговорил девушку принять предложение солидного человека – судебного заседателя В. С. Чернова. Естественно, чувства невесты здесь мало что решали… Помучившись с нелюбимым – даже рождение сына Ивана не смогло примирить ее с мужем – она вынуждена была оставить ребенка и вернуться в отчий дом. Правда, ненадолго… Позднее в своих «Записках» Дурова убавит свои года на пять лет и ничего не скажет ни о замужестве, ни о рождении сына, представив дело таким образом, будто она попала в армию совсем в юном возрасте.

Когда через город проходил один из казачьих полков, Надежда решила исполнить давно задуманное. Ночью она обрезала косы, переоделась в казацкое платье, села на верного Алкида и навсегда покинула отцовский дом. Было это 17 сентября 1806 года, в день ее рожденья… Надежде Дуровой исполнилось двадцать три года.

Командир полка разрешил юноше, назвавшемуся Александром Дуровым, следовать с казаками до Гродно. Первый поход начинающего воина длился более месяца. Потом, уже под именем Александра Соколова, Надежда Андреевна поступила в уланский Конопольский полк, выдав себя за семнадцатилетнего юношу. Отсюда она написала отцу в Вятскую губернию в город Сарапул, где он служил городничим, умоляя его простить ее побег, разрешив исполнить главную мечту ее жизни – послужить Отечеству.

Впрочем, это официальная версия событий. Как выясняется, была у Дуровой и личная причина надеть военный мундир. Она познакомилась с поручиком Григорием Шварцем, влюбилась в него настолько, что бежала вслед за ним из родительского дома, когда того переместили на Дон. Судя по всему, об этом было прекрасно известно А. С. Пушкину из письма Дениса Давыдова:

«К несчастию ее, Шварца перевели тогда в Литовский уланский полк, который стоял тогда на Волыни. Она поскакала на Волынь и, приехавши в Бердичев, так истратилась в деньгах, что приходило ей умирать с голоду. В это время вербовали в Мариупольский гусарский полк… и она, надев мужское платье, завербовалась в гусары…»

Как бы то ни было, в это время русские войска действительно сражались в Пруссии против наполеоновских армий, и 22 мая 1807 года в бою под Гутштадтом Дурова совершила свой первый подвиг – спасла тяжелораненого офицера. Отличилась она и в сражении у Фридланда: рискуя жизнью, снова вывела из боя раненого. Кстати, будучи в восторженно-возбужденном состоянии – наконец-то сбылась ее заветная мечта! – Дурова вместо того, чтобы идти в атаку только со своей сотней, ходила со всеми сотнями подряд… Однажды она потеряла своего верного Алкида, брюхо которого пропороли острые колья, торчавшие из какого-то плетня.

Как ни скрывала Надежда свою принадлежность к прекрасному полу, слух о том, что в рядах русской армии воюет женщина, разнесся по всей империи. Узнал об этой истории и Александр I, которому овдовевший отец Надежды направил нижайшее прошение: помочь разыскать и вернуть ему дочь. Старый городничий надеялся, что она возьмет на себя ведение хозяйства в родительском доме…

Осенью, в Витебске, Дурова была представлена главнокомандующему. Затем ее отправили в Петербург к царю, заинтересовавшемуся девицей-кавалеристом. Здесь ее наградили Георгиевским крестом и, присвоив звание корнета, направили в гусарский полк под фамилией Александров (такое разрешение дал сам государь Александр I).

Дурова прослужила в гусарах три с небольшим года, затем по ее просьбе была переведена в Литовский уланский полк. В своих воспоминаниях она объяснила свой поступок тем, что дочь полковника их полка влюбилась в нее, и она не захотела ставить девушку в неловкое положение…

Во многих жестоких боях храбро воевал «корнет Александров» в 1812 году, был в конной атаке под Смоленском и в Бородинском сражении, являя чудеса отваги. 26 августа бесстрашный корнет получил контузию, а 29-го был произведен в поручики и назначен ординарцем к самому фельдмаршалу Кутузову. Спустя четыре года после победного завершения Отечественной войны Александров в чине штабс-ротмистра вышел в отставку – и то лишь по настоянию отца.

На некоторое время Надежда Андреевна обосновалась в Сарапуле, где ее брат Василий занимал должность городничего, а затем переехала в Елабугу. Жила там, получая скромную пенсию, тихо, одиноко и в полной безвестности, пока не обнародовала «Записки», в которых поведала миру свою удивительную историю…

Частично «Записки кавалерист-девицы» появились в журнале «Современник» с предисловием А. С. Пушкина.

«С неизъяснимым участием, – писал поэт, – прочли мы признание женщины, столько необыкновенной, с изумлением увидели, что нежные пальчики, некогда сжимавшие окровавленную рукоять уланской сабли, владеют и пером быстрым, живописным и пламенным».

Сочинение Надежды Андреевны заслужило похвалу даже сурового критика В. Г. Белинского:

«Что за чудный, что за дивный феномен нравственного мира героиня этих записок… И что за язык, что за слог у Девицы-кавалериста! Кажется, сам Пушкин отдал ей свое прозаическое перо…»

С этой публикации началась ее литературная жизнь. Перу Н. Дуровой принадлежат не только «Записки», но и немало повестей и рассказов о женских судьбах, приключенческий роман.

Необычным, даже странным человеком казалась Надежда Андреевна своим современникам. Всем сердцем расположенный к ней Пушкин, общаясь с ней, не знал, как себя держать. Как-то, прощаясь, он поднес к губам ее руку. Дурова поспешно ее выхватила и, покраснев, сказала: «Ах, Боже мой, я так давно отвык от этого!»

О встрече с Надеждой Андреевной писала А. Я. Панаева в своих «Воспоминаниях»:

«Александрова (Дурова) уже была пожилая и поразила меня своей некрасивой наружностью. Она была среднего роста, худая, лицо земляного цвета, кожа рябоватая и в морщинах; форма лица длинная, черты некрасивые; она щурила глаза, и без того небольшие.
Костюм ее был оригинальный: на ее плоской фигуре был надет черный суконный казакин со стоячим воротником и черная юбка. Волосы были коротко острижены и причесаны, как у мужчин.
Манеры у нее были мужские; она села на диван, положив одну ногу на другую, уперла одну руку в колено, а в другой держала длинный чубук и покуривала».

Что любопытно, вместе с тем на старости лет Надежда Андреевна любила заниматься рукоделием, столь ненавидимым ею в юности: вязала и вышивала. Дом ее был полон кошек и собак, к которым старушка-кавалерист имела особую привязанность. А об оставленных муже и сыне она никогда не вспоминала, по крайней мере, вслух, и судьбой их не интересовалась…

В 1840 году вышло собрание сочинений Надежды Дуровой в четырех томах. С той поры в течение долгих двадцать шести лет – Дурова скончалась в 83-летнем возрасте – она ничего не писала. Не считая, впрочем, найденной в архиве историка М. П. Погодина неизвестной ранее статьи.

«В наше время, – размышляла в ней Дурова, – женщина скучающая, не умеющая найти себе занятие, утомленная бездействием, такая женщина более неуместна, чем когда-либо!»

Умерла Надежда Дурова 2 апреля 1866 года. Она завещала называть себя при отпевании Александром Андреевичем Александровым, именем, которого она сама добилась для себя и под которым прожила всю сознательную жизнь. Но священник не решился нарушать церковные правила и отпевал ее по имени, данному ей при крещении.

Дурова была похоронена в военном мундире и с воинскими почестями, оставшись в мировой истории первой женщиной-офицером, первой женщиной в российской армии, получившей Георгиевский крест…

Оставьте свой отзыв!

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.


Поиск по сайту

Реклама

Меню

Из этого раздела

Свежие комментарии

  • Serch: а я ее где-то видел. видимо тоже на фото. раньше ж...
  • Валентина: Мишель Мерсье мой кумир, читала про нее все емуары...
  • Зинульчик: Великолепная статья!!!Спасибо огромное......
  • Андрей Андреев: Анна действительн была последней русской царицей.П...

Реклама


Поиск в Яндекс

Запрос: