Знаменитые женщины > Надежда Ивановна Забела-Врубель

Знаменитые женщины

Женщина всегда загадка

Надежда Ивановна Забела-Врубель

Жены и родственницы знаменитых людей - - Опубликовано 07.05.2008 в 21:22

(1868-1913)

Надежда Ивановна Забела-Врубель

Подправить декорации к опере Гумпердинка «Гензель и Гретель» надлежало Константину Коровину, но вместо приятеля в Петербург приехал Михаил Врубель. В театре шла репетиция… Позднее Надежда Забела вспоминала о замешательстве, в которое поверг ее господин, вбежавший на сцену и бурно выразивший свой восторг. После премьеры он решительно занял место возле певицы и поехал ее провожать. Их головокружительный роман развернулся в считанные недели гастролей и завершился предложением руки и сердца.

Почти как все творцы, Врубель был влюбчив. Сколько раз казалось ему, что очередная пассия отвечает взаимностью, что он тоже любим… Увы! Небогатый, не наживший никакого состояния художник долго не мог создать семью. А может, потенциальных невест отпугивали кое-какие странности, замечаемые за ним?

Надежда Ивановна Забела происходила из состоятельной семьи и сама располагала определенными средствами. Ее сестра Екатерина Ивановна – невестка знаменитого художника Николая Ге, хозяйка земельных угодий на Украине. Мать годами жила в Швейцарии вместе с третьей дочерью, больной туберкулезом.

Забела считалась лучшей исполнительницей в операх Римского-Корсакова, который специально для нее написал партию Марфы в «Царской невесте». По отзывам современников, она была бесподобна в партиях Волховы в «Садко», Царевны Лебедь в «Сказке о царе Салтане», Тамары в «Демоне», Татьяны в «Евгении Онегине».

Художник тщательно готовился к свадьбе: выполнил несколько крупных, хорошо оплаченных заказов. Поехав в Швейцарию, снял прекрасный фешенебельный отель с видом на озеро, а невесте подарил брошь из опала, украшенную бриллиантами. Это был лишь один из дорогих подарков, которыми он засыпал любимую женщину!

«Хор пел отлично, верно чувствовал, что венчают артистку», – сообщала Надежда Ивановна сестре Кате. И добавляла о своих первых шагах, сделанных в семейной жизни: «…деньги я у него все отбираю, так как он ими сорит».

Жизнь Врубелей вроде бы налаживалась. Лето молодая чета проводила у меценатки княгини Тенишевой в Талашкине или на хуторе у художника Николая Ге. В 1901 году они ждали рождения первенца. Младенец появился на свет с заячьей губой. По воспоминаниям сестры и жены художника, характер Врубеля с этого момента стал особенно резко меняться.

Художник погрузился в глубочайшую депрессию. Она только ускорила развитие его болезни, впервые заявившей о себе давно, еще в 1890-е годы. Два года спустя – новый удар: весной 1903 года в Киеве их сын Саввочка умер от крупозного воспаления легких.

Демон безумия разрушал семью Врубеля, отдалял его от собратьев-живописцев. Художник стал грубым даже с женой. Он без умолку говорил «о своей гениальности и силе, о своем влиянии на всех». Просыпался в четыре часа утра и удивлялся, что другие спят. И вновь говорил… Это – свидетельство его свояченицы Кати, до самого конца не оставлявшей в беде Надежду Ивановну. Диагноз врачей, с неимоверными хитростями приглашенных к больному, лишь подтвердил очевидное: преобладает мания величия.

Находясь в психиатрической больнице, Врубель уничтожил всю свою одежду. Окружающих уверял, что он Пушкин, Христос, генерал-губернатор Москвы. Испытывал подлинные муки от постоянно слышимых голосов, обвинявших художника в совершении немыслимых преступлений. Вышел из клиники с улучшением в феврале 1903 года. К сожалению, не надолго… После гибели сынишки, во время второго приступа, мании величия уже не было – властвовало уничижение. Временами – вспышки буйства…

В третий раз он попал в лечебницу в 1905-м. Болезненному состоянию вновь предшествовали раздражение на всех и вся, удивительная несговорчивость, непомерные денежные траты. Необходимость лечения на этот раз Михаил Александрович сознавал и сам. Уже в клинике он стал терять зрение. Что может быть страшнее для художника? На просьбы навестить его отвечал: «Зачем им приходить, я ведь их не вижу». А после приема одного из горьких лекарств сказал: «Это так некрасиво…»

Надежда Ивановна не задумывалась над тратами, лишь бы муж рисовал. Ее полный внутреннего достоинства образ не однажды появлялся на бесчисленных портретах и набросках: в концертном платье, в театральном костюме, в гостиной или на фоне подмосковных березок. Глядя на эти портреты, никак не подумаешь, что изображенная на них удивительная женщина страдала тяжелейшими нервными припадками. Вероятно, способствовала этому ее жизнь, нелегкая и малорадостная…

Но Надежда Ивановна старалась держаться. Понимая, какое облегчение приносит Врубелю музыка, она привозила в клинику аккомпаниатора, чтобы петь для мужа. Он же не раз повторял: «Все певицы поют как птицы, а Надя поет как человек».

Певица поступила в труппу Мариинского театра и перевезла мужа в петербургскую клинику, лишь бы иметь возможность видеть его каждый день. Это стоило Надежде Ивановне больших хлопот, поскольку поступить в Мариинку было непросто, тем более тому, кто еще недавно пел в развалившейся Частной опере С. И. Мамонтова.

«Попытки Корсакова помочь ей поступить в Мариинский театр были неудачны, – подтверждает Иосиф Кунин в своей книге о Римском-Корсакове. – Значительно успешнее действовала ее консерваторская преподавательница Н. А. Ирецкая, имевшая связи в придворных кругах. Но чужая среди интриг и звезд большой сцены, Забела померкла, стушевалась. Под влиянием пережитого голос ее заметно ослабел…»

Примечательна дневниковая запись директора Мариинки В. А. Теляковского от 15 марта 1906 года:

«Был у меня Глазунов хлопотать о концерте Забелы. Мы из милости ее держим благодаря особому положению затруднительному Врубеля».

…Когда художника хоронили, его любимая сестра Александра мгновенно осушила слезы Надежды Ивановны: «Брат не любил резких проявлений горя…»

Надежда Ивановна пережила Врубеля всего на три года. После ее безвременной кончины в 1913 году (судя по свидетельствам врачей, это было самоубийство) нежно любившая ее сестра художника писала: «Я потеряла в ней человека с редко высоким строем души. С ней ушел навсегда целый мир поэзии, выливавшейся в звуках ее голоса…»

…Над общей могилой на кладбище московского Новодевичьего монастыря сооружена черная мраморная балюстрада: М. А. Врубель и Н. И. Забела-Врубель.

Оставьте свой отзыв!

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.


Поиск по сайту

Реклама

Меню

Из этого раздела

Свежие комментарии

  • Serch: а я ее где-то видел. видимо тоже на фото. раньше ж...
  • Валентина: Мишель Мерсье мой кумир, читала про нее все емуары...
  • Зинульчик: Великолепная статья!!!Спасибо огромное......
  • Андрей Андреев: Анна действительн была последней русской царицей.П...

Реклама


Поиск в Яндекс

Запрос: