Знаменитые женщины > Надежда Васильевна Плевицкая

Знаменитые женщины

Женщина всегда загадка

Надежда Васильевна Плевицкая

Певицы, музыканты - - Опубликовано 07.05.2008 в 23:18

(1884-1940?)

Надежда Васильевна Плевицкая

В сентябре 1940 года на кладбище небольшого французского городка Ренне хоронили в общей могиле заключенную местной каторжной тюрьмы. Этой заключенной, всеми брошенной и забытой, была выдающаяся русская певица, «курский соловей», Надежда Васильевна Плевицкая, которую в начале века знала и любила вся Россия. Ею восхищались Шаляпин и Собинов, Бунин и Куприн, Вертинский и Станиславский, ее принимали при императорском дворе…

Необычна судьба этой крестьянской девушки из глухой российской глубинки. Надежда Винникова (Плевицкая – по фамилии первого мужа) родилась в маленькой деревеньке Винниково под Курском 17 сентября 1884 года. Отец ее, Василий Абрамович, два десятка лет прослужил в солдатах, вернулся больным, почти слепым. Хозяйством ведала мать – Акулина Фроловна, которая приучила дочь любить и ценить крестьянский труд. В своей автобиографической повести «Мой путь к песне» Плевицкая полушутливо писала:

«Работящая девка – сокровище в доме. Чтобы показаться, что и я не маленькая, тринадцати лет поднимала мешки в пять пудов. Тогда разве знала я, что буду петь, я готовилась быть «сокровищем в доме».

Росла Надежда набожной, любила ходить с матерью в церковь и на богомолье, а однажды попросила отдать ее в монастырь. Отвезла мать тринадцатилетнюю девочку в Курск, в Троицкий монастырь, где одели ее в черные одежды и поставили петь на клиросе.

Прошло три года. Монастырские стены стали Надежде в тягость… Связала она пожитки в узелок и ушла из обители не куда-нибудь, а в бродячий цирк. Оттуда ее и забрала мать.

Отпущенная в Киев на богомолье, Надюша поступила в хор Льва Липкина, а позже – в балетную труппу Штейна «Шато-де-Флер». Там и познакомилась с будущим мужем – поляком-танцором Эдмондом Плевицким.

Слава певицы быстро росла, и вскоре она приняла заманчивое по тем временам предложение – петь в Москве в знаменитом ресторане «Яр» купца Судакова. Замеченная и благословленная знаменитым тенором Леонидом Собиновым, Плевицкая покорила русскую эстраду. Вершиной ее карьеры стали их совместные концерты в Нижнем Новгороде.

В 1913 году Плевицкая выступала вместе с Шаляпиным в Петербурге, пела и в Царском Селе.

Весной 1919 года на концерт Надежды Плевицкой пришла тринадцатилетняя девочка, мечтавшая о сцене. Спустя годы она вспоминала:

«Пластинки с ее голосом были в каждом доме. Были они и у нас. С детства запомнила спетые ею русские песни… могла слушать их бесконечное число раз. Для меня, как, очевидно, и для многих, Плевицкая открыла очарование русской песни, сделала ее по-особенному близкой и понятной…»

Этой тринадцатилетней девочкой была другая будущая знаменитость России – Клавдия Шульженко.

В дореволюционной России Плевицкая оказалась одной из самых высокооплачиваемых артисток. Так и получилось, что дочь бедных крестьян смогла купить роскошную квартиру в Петербурге и большой участок земли возле родной деревни, где построила шикарный особняк, любимое место ее летнего отдыха.

У Надежды было несколько головокружительных романов с блестящими гвардейскими офицерами, к которым она питала особую слабость. Один из них, поручик кирасирского полка Шангин, вскоре стал ее вторым мужем (со своим первым супругом Плевицкая к тому времени поддерживала только приятельские отношения).

Первая мировая война застала молодоженов на одном из швейцарских курортов. Шангин отправился на фронт, а Надежда, чтобы не разлучаться с мужем, устроилась сиделкой в дивизионном лазарете в Ковно, где располагалась его воинская часть. В январе 1915 года во время беспорядочного отступления русской армии Шангин геройски погиб. Самой певице лишь чудом удалось избежать немецкого плена.

Плевицкая недолго оставалась безутешной вдовой. На сей раз руку и сердце ей предложил поручик Юрий Левицкий.

О жизни певицы во времена великой российской смуты, лишившей ее не только квартиры и загородного поместья, но и всего состояния, мало что известно. Оказавшись на территории, занятой большевиками, она выступала с концертами в родном Курске, в Одессе. Летом 1919 года ее можно было встретить в одной из частей Красной Армии, где служил командиром взвода экс-поручик Левицкий. Осенью оба они попали в плен конной разведки корниловской дивизии, которой тогда командовал генерал Скоблин. Одному Богу известно, что могло случиться с Надеждой и ее незадачливым мужем, если бы командир разведки не узнал в «красной сестричке» любимицу российского офицерства.

Он и стал ее судьбой. С ним, белым генералом Николаем Скоблиным – бывшим командиром знаменитого корниловского полка Добровольческой армии, Надежда Васильевна уехала в Париж. Здесь, в 1921 году, они поженились. Было ей тогда тридцать семь, ему – двадцать восемь…

Осевшие в Париже офицеры Белой армии создали военную организацию – Русский общевоинский союз (РОВС), который занимался разведывательно-диверсионной деятельностью против Советского Союза. В руководящее ядро РОВСа входил и муж Плевицкой – генерал Скоблин. Именно такой человек, который мог стать источником ценной информации о планах РОВСа, был нужен московским спецслужбам.

В середине 1930-х годов неважные до этого финансовые дела Плевицкой и Скоблина неожиданно поправились. Супруги приобрели автомобиль (неслыханная роскошь для русских эмигрантов!), лечились в дорогих санаториях. Среди русских эмигрантов во Франции настойчиво муссировался слух о том, что Плевицкая и ее муж получают деньги от ГПУ.

Теперь достоверно известно, что и Плевицкая, и ее муж, оказавшийся под ее каблуком, были завербованы советской разведкой осенью 1930 года…

Трудно судить о том, что заставило Плевицкую принять решение, круто изменившее ее жизнь и приведшее к самым трагическим последствиям. Видимо, Надежда Васильевна настолько тосковала по России, что ухватилась за казавшийся ей единственным шанс, который позволил бы им с мужем вернуться домой.

«На чужбине, в безмерной тоске по Родине, осталась у меня одна радость: мои тихие думы о прошлом, – писала она в воспоминаниях. – Далека родная земля, и наше счастье и юность моя остались там…»

В ОГПУ на Скоблина и Плевицкую были заведены агентурные дела под кодовыми именами «Фермер» и «Фермерша». За короткое время они оказали неоценимую помощь советской разведке – сорвали организацию особого террористического ядра против СССР, помогли разоблачить агента-провокатора, засланного одной из иностранных разведок, сообщили о подготовке покушения на наркома иностранных дел Литвинова во время его визита в Швейцарию. Сбор информации облегчался тем, что Надежда Васильевна в сопровождении мужа много гастролировала по европейским городам, принимала участие в приемах, общалась с руководящими деятелями белой эмиграции. Она копировала секретные документы белоэмигрантских военных организаций, выполняла, не вызывая подозрений, роль связной.

Кульминацией агентурной деятельности Надежды Плевицкой и ее мужа стало участие в скандально известном похищении в Париже руководителя белоэмигрантского воинского союза, генерала Евгения Карловича Миллера.

События разворачивались стремительно. В один из сентябрьских дней 1937 года Скоблин сообщил Миллеру, что с ним хочет встретиться представитель германской разведки для выработки плана совместных подрывных действий против Советского Союза. Это сообщение не вызвало у Миллера никаких подозрений – они были знакомы много лет, и он полностью доверял Скоблину. Встреча с германским агентом была назначена на 22 сентября на 12.30.

Миллер вышел из своей канцелярии в начале первого и ровно в 12.30 встретился в условленном месте со Скоблиным, вместе с которым был «представитель германской разведки». Втроем они подошли к одному из домов на бульваре Монморанси. Миллера втолкнули в дом, связали и дали хлороформ, после чего в большом деревянном ящике погрузили в машину, которая помчалась в портовый город Гавр, где стояло советское грузовое судно «Мария Ульянова». Через несколько дней судно с генералом Миллером прибыло в Ленинград. Миллера доставили в Москву, посадили во внутреннюю тюрьму Лубянки, где он прожил более полутора лет, и в мае 1939-го расстреляли. В архивах бывшего НКВД сохранились его письма и заявления, в которых Евгений Карлович умолял сообщить пару строк своей семье и горько сетовал на «неосторожную доверчивость к гнусному предателю, а когда-то герою гражданской войны в Добровольческой армии».

Какую роль сыграла в этом похищении Надежда Плевицкая? В ее задачу входило обеспечить мужу алиби. В тот день – 22 сентября 1937 года – все было рассчитано по минутам. Утром Плевицкая со Скоблиным поехали в русское кафе на улице Лоншан, где пробыли до половины одиннадцатого, затем Скоблин отвез жену в модный салон готового платья «Каролина» на авеню Виктора Гюго, зашел с ней вместе, поговорил с хозяевами и уехал на встречу с генералом Миллером. А хозяевам магазина, которые хорошо знали певицу, она сказала, что муж ждет ее в машине неподалеку. После похищения Миллера Скоблин вернулся и вместе с женой поехал на Северный вокзал проводить их приятельницу Корнилову-Шаперон, дочь покойного царского генерала Лавра Корнилова.

Но супруги просчитались… Генерал Миллер, отправляясь на роковую для него встречу, оставил своему адъютанту записку, в которой указал, где, когда и с кем он собирается встретиться. Участие Скоблина в похищении Миллера стало бесспорным. Но ему удалось бежать, и он исчез навсегда. Все в тех же вышеуказанных архивах сохранилось его письмо, написанное где-то в Подмосковье и адресованное начальнику по НКВД. Судя по всему, о жене он уже не вспоминал, по сути дела, бросив ее на произвол судьбы. История умалчивает о том, когда и как погиб Скоблин, но в этом нет никаких сомнений: живых свидетелей на Лубянке не любили.

Надежда Васильевна была арестована французской контрразведкой по обвинению в соучастии в похищении генерала Миллера. 5 декабря 1938 года в Париже начался судебный процесс, который широко освещала французская пресса. На суде Плевицкая вела себя неровно – истерики сменялись полным безразличием. 14 декабря присяжные огласили свой вердикт: «Да, виновна». В тот же день был вынесен приговор: двадцать лет каторги. Апелляция и просьба о помиловании были отклонены, и 54-летнюю Плевицкую отправили в каторжную тюрьму города Ренне.

Через три года, 21 сентября 1940-го (по другим сведениям, в 1941-м), великая русская певица скончалась в тюремной больнице…

Оставьте свой отзыв!

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.


Поиск по сайту

Реклама

Меню

Из этого раздела

Свежие комментарии

  • Serch: а я ее где-то видел. видимо тоже на фото. раньше ж...
  • Валентина: Мишель Мерсье мой кумир, читала про нее все емуары...
  • Зинульчик: Великолепная статья!!!Спасибо огромное......
  • Андрей Андреев: Анна действительн была последней русской царицей.П...

Реклама


Поиск в Яндекс

Запрос: