Знаменитые женщины > Тамара Ильинична Синявская

Знаменитые женщины

Женщина всегда загадка

Тамара Ильинична Синявская

Певицы, музыканты - - Опубликовано 07.05.2008 в 23:15

(р. 1943)

Тамара Ильинична Синявская

В детстве она была далека от оперы и классической музыки. Но во дворе дома, где Тамара жила вместе с мамой и тетей, им встречался преподаватель музыки, который говорил: «Сделайте все, чтобы Тамара много читала и много слушала музыку. Сделайте для этого все, что в ваших силах, и все, что выше. Тогда она станет образованным человеком и сама найдет свою дорогу». Он оказался прав…

Во многом певица благодарна школе: тогда еще в этом заведении можно было посещать драмкружки, поэтические клубы… Девочка ходила всюду, потому что любила петь, танцевать, читать стихи. Основы музыкальных знаний получила, когда занималась в ансамбле Локтева, в котором дети пели пионерские песни. А в оперу влюбилась, когда поступила в музыкальное училище при Московской консерватории.

«Надо в оперу только вслушаться, ох как она научит жить! Марина Мнишек, например, лгунья, честолюбивая, властолюбивая. Для меня она существует только как сценическая героиня. Я никогда не смогу ее полюбить. И не стремлюсь ее петь… Любашу люблю, Любаша страдает. Это мое. Не люблю розовых героинь, они одноплановы. А эти, господи… Сколько чувства, страсти, жизни!»

В Большой театр Синявская пришла сразу после училища, совсем еще девчонкой. Западная пресса ее так и называла: «Бэби из Большого театра».

Театр она полюбила сразу: доски на сцене, даже запах пыли.

«Я готова была там просто ночевать, – признается Тамара Ильинична. – И долгие годы это была счастливая любовь, любовь, полная взаимности. Но перестройка началась и у нас, в Большом театре. В него пришли Лопахины, чтобы вырубать вишневый сад. Меня словно кухонным ножом ударили в спину… Занавес поднимается, а я пою все меньше. В мою любовь вошла большая боль…»

Все, побывавшие в ее гостеприимном доме, говорят об уюте и чистоте.

«Хотя наш дом – не только моя заслуга, – улыбается хозяйка. – Это прежде всего Муслим. Он все устраивает, а я поддерживаю чистоту… »

Тамара Ильинична Синявская

Тамара Синявская и Муслим Магомаев

Из ее рассказов предстает портрет мужа, Муслима Магомаева, – человека, не терпящего давления, не умеющего «ходить в строю». Ревнивого, но не устраивавшего сцен, а все держащего в себе. Хотя, по словам Синявской, при Муслиме просто невозможно обращать внимание на кого-то еще. К поклонницам мужа, обожание которых иногда доходило до того, что в порыве восторга они могли поднять машину вместе со своим кумиром, она относилась философски: во-первых, знала, за кого выходила замуж, во-вторых, убеждена, что любому артисту необходимо поклонение.

С двадцати лет став самостоятельным, Магомаев отказался даже вступить в труппу Большого театра, чтобы не стать «одним из». С будущей женой он познакомился в 1972 году на декаде русского искусства в Баку. Представил их друг другу поэт Роберт Рождественский. До этого, правда, у них были мимолетные встречи на концертах. Синявская знала Муслима, потому что его знал весь Союз, а он ее не помнил – мало ли его с кем знакомили, подчеркивает певица.

Судьбоносное знакомство произошло в Бакинской филармонии имени Муслима Магомаева – деда певца, азербайджанского композитора. Синявская об этом ничего не знала и потому подумала: «Ничего себе, молодой парень, а уже филармония названа его именем».

В те годы Муслим считался самым завидным женихом Советского Союза. Сотни, тысячи невест «сохли» по своему кумиру. Тамара была замужем и даже в мыслях не могла представить, что очередное знакомство с Магомаевым станет для обоих «роковым». Но…

«Мне всю жизнь Боженька помогал: подарил мне театр, любимую профессию и Любовь», – говорит Синявская.

После официального знакомства Муслим написал ей в ресторане игривую записку: «Вы очень хорошая девочка и очень мне нравитесь. Я хочу с вами дружить».

Вскоре Тамара уехала на стажировку в Милан, пытаясь убежать от самой себя. Муслим очень тосковал и звонил ей каждый вечер, а через брата, живущего в Швейцарии, посылал Тамаре цветы. Именно тогда композитор Александра Пахмутова специально для него написала свою знаменитую «Мелодию» – гимн его любви… Песня прожила долгую жизнь, оставаясь «золотым» шлягером Магомаева.

Разлука не помогла: вернувшись из Италии через два года, певица ушла к Муслиму. Певец снимал пятикомнатный люкс в гостинице «Россия». Туда она и перебралась, уйдя из дома с одним чемоданчиком и нотами.

Шикарную свадьбу отмечали в московском ресторане «Баку». В зале находилось сто человек, на улице – триста: поклонницы Муслима прощались со своим кумиром. Жених открыл окна и пел им сорок минут.

Супруги поселились в Москве, а в Баку Магомаев только числился как солист Азербайджанского театра оперы и балета, хотя пел там редко. Когда театр «горел», его приглашали на гастроли, чтобы поправить положение с финансами.

Однажды чета певцов вместе гастролировала в Запорожье, и газеты написали: «Приехал Магомаев со своей дружиною». Оказалось, дружина – по-украински жена…

«О нас сочиняли самые разные байки, – говорит Синявская. – Больше всего меня потрясла эта… что мы с Муслимом разбились в автокатастрофе. Слух разрастался с такой быстротой, что дошел до самых верхов. В театр позвонили из приемной Косыгина – узнать, когда похороны…»

Всю жизнь супруги собирали записи классической музыки, и сегодня у них одна из самых интересных и богатых домашних фонотек. Профессия их очень объединяет. Магомаев сказал однажды, что не представляет, что бы делал, если бы его жена оказалась математиком.

Несколько лет назад тихое счастье певческой четы было потревожено бывшей гражданской женой Магомаева – Людмилой Каревой, живущей в Америке. В скандальном интервью одному толстому журналу она заявила, что когда-то поспорила на Муслима с подругой на бутылку коньяка и комплексный обед. И выиграла: через четыре дня после знакомства Магомаев стал ее рабом. А потом еще пятнадцать лет был так безумно в нее влюблен, что не смог простить маленьких измен. Но и полюбить другую всей душой ему не удалось…

Публикацию громко обсуждали по радио, в театре и даже в поликлинике Большого. Кто-то сочувствовал, кто-то злорадствовал… Что любопытно, с «американской женой» супруги до недавнего времени даже дружили. Приезжая из-за рубежа, Людмила останавливалась у них в доме. И, по словам Синявской, такого ножа в спину они просто не ожидали. Магомаев в порыве ярости позвонил в Штаты, пытался разобраться. А затем понял, что легче делать вид, будто ничего не произошло…

Тамара Синявская не тратит время на сетования по поводу разных проблем, а «держит спину» и старается («Как Любовь Петровна Орлова!») всегда выглядеть «на тридцать восемь». «Артист просто обязан прилично смотреться, очень хорошо петь и играть». Этому ее учили выдающиеся мастера Большого театра Мария Максакова и Елизавета Гердт, с которыми Синявская была духовно очень близка.

«У меня с Большим был роман, – говорит она про родной театр, – какие бывают с молодыми людьми. Любовь прошла, связь порвалась. Театр меня разлюбил, я его – нет…»

Оставьте свой отзыв!

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.


Поиск по сайту

Реклама

Меню

Из этого раздела

Свежие комментарии

  • Serch: а я ее где-то видел. видимо тоже на фото. раньше ж...
  • Валентина: Мишель Мерсье мой кумир, читала про нее все емуары...
  • Зинульчик: Великолепная статья!!!Спасибо огромное......
  • Андрей Андреев: Анна действительн была последней русской царицей.П...

Реклама


Поиск в Яндекс

Запрос: