Знаменитые женщины > Татьяна Кирилловна Окуневская

Знаменитые женщины

Женщина всегда загадка

Татьяна Кирилловна Окуневская

Кинозвезды - - Опубликовано 07.05.2008 в 22:23

(1914-2002)

Татьяна Кирилловна Окуневская

Говорят, она считалась кумиром советских кинозрителей 30-40-х годов. В первую красавицу Москвы, по утверждениям некоторых журналистов, были влюблены прославленные актеры, писатели, военачальники и даже палач номер один Лаврентий Берия, который, не добившись взаимности, овладел ею силой…

«Дочери царского офицера, ей было отказано в праве учиться в институте и «подарено» звание «лишенки»: так называли тех, чье имя «замарано» благородным происхождением, – подчеркивает кинокритик Эльга Лындина. – Будь иначе, возможно, она бы стала архитектором, как о том мечтала. А может быть, и не стала – слишком настойчиво судьба стучала в ее двери, предлагая именно актерскую стезю».

Ей было семнадцать, когда на улице к ней подошел человек и предложил сниматься в кино. Молодой режиссер Михаил Ромм утвердил дебютантку Таню Окуневскую на роль мадам Карре-Ламадон, одной из героинь мопассановской «Пышки». Юная актриса свободно освоилась в первой роли, и вскоре ее пригласили на вторую. После фильма «Горячие денечки» она проснулась знаменитой. Был конец 1934 года…

Где теперь шедевры, в которых якобы блистала Татьяна Окуневская? Их нельзя встретить в череде прекрасных фильмов советского периода, столь любимых зрителями старшего и среднего поколения… Однажды на канале «Культура» ностальгически промелькнули кадры из этих лент. И что же? Миловидная, с юных лет склонная к полноте актриса, еще не умеющая (может быть, пока) войти в образ, с неестественной, экзальтированной манерой игры, словно взятой напрокат у звезд немого кино… Боже мой, неужели это ее обожали, это по ней сходили с ума буквально все представители мужского пола? Может быть, речь шла о всеобщем психозе? Но, скорее всего, просто в жизни Татьяна Окуневская была интереснее, привлекательнее, обладала подлинным женским шармом…

Благодаря кино она познакомилась со студентом киновуза Дмитрием Варламовым. Это была любовь с первого взгляда… Вышла замуж, несмотря на уговоры отца не торопиться. Молодой муж оказался гуленой и выпивохой, ему ничего не стоило поднять руку на жену. Рождение дочери ничего не изменило, и поспешный брак распался.

Прошло немного времени, и Окуневская стала женой писателя Бориса Горбатова. По воспоминаниям знавших его, он любил выпить и пошуметь, и от привычек своих не отказывался даже в высокопоставленных кругах.

«Какое это несчастье все повторить сначала, как с Митей! – писала дворянская дочка Татьяна Окуневская в своей книге «Татьянин день». – Силой водить мыться, учить чистить ногти, соблюдать чистоту в туалете, не носить засаленные воротнички».

Правда, Горбатов любил ее как мог, зарабатывал деньги, получал государственные квартиры и умолял быть осторожной в высказываниях. Она же считала, что осчастливила его самим фактом своего существования.

В 1937-м арестовали отца, бабушку и брата Окуневской. Вскоре и сама она осталась без работы как дочь «врага народа». Вместе с матерью и дочкой Окуневская оказалась в Горьком, где ее приютил старейший русский актер и режиссер Собольщиков-Самарин. Играла там в театре, а через некоторое время начала сниматься в Киеве в картине «Александр Пархоменко».

Происходило это в июне 1941 года. В первый же день войны на город обрушились бомбы. Вместе со съемочной группой актриса оказалась в Ташкенте. Здесь она снялась в киносборнике, в новелле «Ночь над Белградом». Потом Окуневскую пригласили в труппу Театра имени Ленинского комсомола, вместе с которой она вернулась в столицу. Успела сыграть Роксану в спектакле «Сирано де Бержерак», императрицу Елизавету в фильме «Давид Гурамишвили»…

«Картина снималась в Зимнем дворце. Поначалу директор Эрмитажа академик Орбели закричал: «Кто это у вас будет играть цесаревну Елизавету Петровну?.. Комсомолка?!..» Тогда мы устроили ему блистательный спектакль: на каждой ступеньке парадной белой мраморной лестницы поставили офицеров Преображенского полка в полном обмундировании, зажгли свет, и я стала спускаться по лестнице в гриме, в седом парике, в роскошном платье, сопровождаемая фрейлинами. Орбели потерял дар речи, а затем предложил мне для съемки настоящее платье Елизаветы Петровны» (из воспоминаний Т. Окуневской).

Премьера фильма «Ночь над Белградом» прошла в Югославии с участием самой актрисы, сопровождаемой мужем. Но на прием к маршалу Тито ей надлежало явиться одной…

А потом был короткий и бурный роман Окуневской с югославским послом. От него она узнала, что тот прием был задуман самим Тито, увидевшим Татьяну Окуневскую на экране и возмечтавшим увидеть ее воочию.

«Он вызвал в Белград на гастроли театр «Ленком», чтобы приехала она, – со слов Татьяны Кирилловны повествуют журналисты. – Уже в день вылета к ней подошел Берсенев, тогдашний худрук театра, и сказал, что она должна остаться в Москве. Все улетели, кроме той единственной, ради которой пригласили всех».

Впрочем, кроме Тито существовал в жизни актрисы тот самый красивый и молодой посол Владо Попович… Именно с ним собиралась она связать свою жизнь. Или очередной жизненный период…

«Я даже хотела уйти от Бориса Горбатова, – признавалась Окуневская. – Владо потребовал, чтоб я переехала жить к нему, устроил истерику, а истерик я не переношу; в общем, мы поругались. В это же время Сталин поругался с Тито, Попович убежал из страны, и больше я никогда его не видела».

А Берия? Может, логика его поведения тоже несложна: раз можно какому-то Тито, а тем более югославскому послу, почему нельзя ему, самому Лаврентию Павловичу? Да и что именно произошло между ним и Татьяной Окуневской? Ведь даже здесь – разночтения.

Когда только заговорили об этой истории, Татьяна Кирилловна откровенно, всей стране поведала с экрана телевизора о том, что вынуждена была стать любовницей Берии – время страшное, по-другому нельзя… Сказала о том, что за ней несколько раз приходила машина. А потом Лариса Васильева обнародовала отрывки из мемуаров актрисы, где черным по белому значилось: Берия заманил ее в свой особняк, где чем-то опоил и изнасиловал. Далее никаких встреч не было – последовал арест.

Очевидно, Лариса Васильева тоже почувствовала в этом рассказе какую-то несуразицу, потому что обмолвилась: «В результате этого приключения, все о котором знает только Окуневская, актрису посадили».

Верно одно: никто не вправе был требовать от Татьяны Кирилловны правды, какой бы она ни была. Очень уж это личное… Нельзя забывать и о том, что в ту пору ее родные, которым Окуневская всегда помогала, находились в заключении, и их участь можно было как-то облегчить. Не этого ли потребовала актриса в качестве платы за свою «любовь»?

«Когда дама пишет искренне, получается очень интересная книжка, – иронизировала по поводу воспоминаний актрисы журналистка Ольга Бакушинская. – Хотя совсем не про то, о чем ей хотелось бы. Не рискнем осуждать Татьяну Кирилловну за ее типично женский характер и типично женское лукавство. Слишком страшна была ее судьба, в которой она почти не виновата. Почти».
«Арестовали меня тринадцатого декабря 1948 года в понедельник, в шестнадцать часов, – вспоминала актриса. – Обвинили в антисоветской агитации – обвинить ведь можно было в чем угодно… Год прошел на Лубянке, под следствием. Потом этапная Бутырская тюрьма, в камере человек восемьдесят, двойные нары, люди спят и на полу. Но какие прекрасные люди были рядом со мной! Почти у каждого из них – потрясающая судьба…»

Из неволи Татьяне Кирилловне удалось передать письмо своей дочери Инге. Борис Горбатов уже не ждал от нее известий, женившись на другой.

«Пока я была на Лубянке, он не принес мне ни одной передачи, – с обидой признавалась Татьяна Кирилловна. – Когда меня отправили в лагерь, он выселил мою престарелую маму из квартиры, а мою дочь от первого брака поспешно выдал замуж».

Ее письмо к дочери было каким-то образом перехвачено и попало в руки компетентных органов. А поскольку в нем находились нелицеприятные отзывы о руководителях этих органов (странно было бы найти в нем отзывы хвалебные!), то Окуневская вновь угодила на Лубянку, проведя тринадцать месяцев в одиночке. И вновь – лагеря… Здесь она не только работала на лесоповале, но и ставила спектакли в лагерном театре. Была и здесь ее безумная любовь с неким Алексеем – заключенным, игравшим на аккордеоне в агитбригаде. Они условились ждать лучших времен, помнить друг о друге и встретиться на свободе. Не довелось: Алексей умер от туберкулеза. А Татьяну Окуневскую выпустили, как и многих, после смерти Сталина. Она побывала в Тарту, на могиле любимого человека…

«Когда я освободилась, страшнее нельзя было представить, – вспоминала Татьяна Кирилловна. – Просто кожа и кости. А освободилась я в сорок лет. Печень вот такая огромная торчала из-под ребер, желудок воду не переваривал, нулевая кислотность, сердце – в клочья! И стенокардия. Ну и что, умирать? Но ведь я прошла через такое!.. И выжила ведь! Значит, надо было выживать и дальше».

О тех страшных годах Татьяна Кирилловна выпустила книгу воспоминаний. Редко появляясь в своей московской квартире, она снимала скромную дачу с провалившимися от старости ступеньками крыльца – для уединения, чтобы работать.

«К сожалению, не знаю своих генетических возможностей – все мои родственники были расстреляны…»

Тогда, после реабилитации, она вновь вернулась в свой Театр Ленинского комсомола. Играла в спектаклях и даже пробовалась в кино. Но чья-то невидимая рука эти пробы не утверждала, и так – долгое время. Через год актрису из театра уволили – по сокращению, хотя реабилитированных сокращать противозаконно. Большую роль в этой акции сыграла тогдашний художественный руководитель театра Софья Гиацинтова.

«Перед смертью Софья Владимировна вызвала меня к себе и покаялась, сказав, что сделала это не по своей воле, – вспоминала Татьяна Кирилловна. – Я ушла из театра, не сказав ни слова, но мое освобождение было омрачено навсегда. В Госконцерте, куда меня пригласили, травля продолжалась… Снимали мои концерты, дело дошло до обращения в Отдел реабилитации ЦК КПСС».

«Оттепель» не внесла в творческую судьбу Окуневской никаких существенных перемен, замечает Э. Лындина. На киноэкране актриса появлялась редко и только в эпизодах: «Ночной патруль» с М. Бернесом, «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда».

Татьяна Окуневская скончалась в мае 2002 года на восемьдесят девятом году жизни…

Оставьте свой отзыв!

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.


Поиск по сайту

Реклама

Меню

Из этого раздела

Свежие комментарии

  • Serch: а я ее где-то видел. видимо тоже на фото. раньше ж...
  • Валентина: Мишель Мерсье мой кумир, читала про нее все емуары...
  • Зинульчик: Великолепная статья!!!Спасибо огромное......
  • Андрей Андреев: Анна действительн была последней русской царицей.П...

Реклама


Поиск в Яндекс

Запрос: