Знаменитые женщины

Женщина всегда загадка

Вивьен Ли

Кинозвезды - - Опубликовано 07.05.2008 в 22:44

(1913-1967)

Вивьен Ли

Судьба Вивьен Ли, как и ее внешность, неординарна. Сенсационный триумф в первой же серьезной роли на сцене всего в двадцать два года! Красота, трудолюбие и встреча с Лоуренсом Оливье во многом определили путь актрисы, но в еще большей степени этот путь ознаменован ее талантом, ее неприятием обывательской морали и «здравого смысла», ранимостью ее души, не переносившей лицемерия…

Вивиан Мэри Хартли родилась 5 ноября 1913 года в Индии, которая была в то время английской колонией. Ее мать, набожная католичка Гертруд, и отец, Эрнест Хартли, обаятельный повеса, не очень-то ладили. Разлад в семье оборвал относительно беззаботное детство семилетней Вивиан – по возвращении в Англию ее отдали в монастырскую школу «Святое сердце».

В школе с Вивиан произошли два события, определившие ее судьбу: сырой климат туманного Альбиона «наградил» девочку слабыми легкими, а первые встречи с искусством зажгли в ней желание стать актрисой. Страсть к театру передалась ей от отца – он играл в любительских спектаклях. Девочка обожала историю, литературу, музыку, она превосходила ровесниц в духовном и интеллектуальном развитии. «Я стану великой актрисой!» – решила Вивиан, когда ей исполнилось десять лет. Маленькая Вивиан сразу же невзлюбила суровые церковные порядки, но, возможно, благодаря именно им в ней в полную силу и проявилось умение неуклонно идти к поставленной цели.

Поменяв еще несколько монастырских школ, она получила прекрасное образование – свободно говорила на трех языках, знала музыку и драматическое искусство и в девятнадцать лет поступила в лондонскую Королевскую академию драматического искусства.

Брак с юристом Гербертом Ли Холманом и рождение ребенка так и не позволили ей закончить академию. Вивьен проучилась здесь всего два семестра, а затем оставила учебу. Холман, который был старше жены на четырнадцать лет, оказался стопроцентным англичанином и требовал от нее педантичного послушания и безупречного ведения хозяйства. Как только речь заходила о театре, муж начинал читать Вивьен пространные лекции о вреде искусств.

Но стоило начинающей актрисе разослать свои фотографии по актерским агентствам, как последовали приглашения. В 1934-м, в возрасте двадцати лет, она снялась в картине «Дела идут на лад».

Интервью с дебютанткой опубликовала одна лондонская газета. Как частенько случается, все решил господин случай: газета попалась на глаза начинающему продюсеру, который только что открыл свое актерское агентство и набирал подающих надежды актрис. Для начала он решил придумать Вивьен псевдоним, заверив, что с нынешней фамилией она далеко не уйдет. «Я сделаю вашу жену звездой!» – пообещал продюсер Холману. «Я не позволю вам нарушить покой в моей семье», – парировал тот.

Именно в эти годы сформировался экранный образ героинь Вивьен Ли: хрупких красавиц, нещадно преследуемых превратностями жизни, безропотно и с достоинством сносящих ее удары.

Как бабочка на пламя свечи, Вивьен летела к главной встрече своей жизни. Той самой, что принесет ей счастье и муку, великую любовь и великое отчаяние и в конце концов погубит актрису… В 1934 году она впервые увидела на сцене молодого Лоуренса Оливье и влюбилась в него с первого взгляда. Она ходила на все его спектакли, посылала ему цветы… Он казался ей Идеалом, о котором она мечтала с юных лет. И Оливье не остался равнодушным к юной красавице: «…Я остановил свой взгляд на обладательнице этой удивительной, невообразимой красоты», – писал он.

В 1936 году Вивьен и Лоуренса пригласили в Голливуд сниматься в фильме «Пламя над Англией». На съемках оба поняли, что любят друг друга и не смогут вернуться к прежней жизни. Любовные сцены были сыграны ими на одном дыхании. Когда съемки закончились, влюбленным пришлось расстаться. Первой не выдержала Вивьен, примчавшаяся к Оливье на Капри, где он отдыхал с женой.

Один из друзей звездной пары вспоминал, что «никогда не видел людей, которые были бы так влюблены. Вивьен всегда была невероятно красива, но тогда в ней появилось что-то новое: как будто жизнь для нее обрела более глубокий смысл». Так же преобразился и Лоуренс Оливье. По воспоминаниям того же приятеля, он «из довольно мрачного пессимиста превратился в весельчака и рассказчика, стал общительным со всеми».

В январе 1937 года прошла премьера «Гамлета» с Лоуренсом Оливье в главной роли. Роль Офелии исполняла его жена, Джилл Эсмонд. Это была ее лебединая песня… Театр «Олд Вик» отправлялся на гастроли, и не куда-нибудь, а в Данию, в Эльсинор, на родину принца. Оливье потребовал, чтобы роль Офелии отдали Вивьен Ли. Постановщик и продюсер спектакля выполнили его условие. Две недели репетиций в интерьерах подлинного замка, и еще неделя спектаклей… Оливье и Вивьен играли влюбленных, будучи влюбленными сами. Премьера прошла с блеском.

Однако понадобилось еще долгих шесть лет, прежде чем они смогли пожениться. Ни Джилл, которая требовала выплаты огромных алиментов, ни Ли Холман не давали развода. Приходилось терпеть и бесконечные выходки продюсеров, вместе с контрактом «купивших» права на их частную жизнь. Именно тогда у Вивьен впервые случился нервный срыв: она много курила, затем страдала от изматывающего кашля.

А по обе стороны океана уже зачитывались неким модным романом. Книга называлась «Унесенные ветром»… Вивьен тоже была покорена и книгой, и главной героиней. Она закупила кучу экземпляров и дарила их друзьям, не забывая попутно сообщить: «Скарлетт буду играть я!» Поддерживая любимую актрису, многие считали, что на роль Ретта Батлера идеально подходит Оливье. Наконец студия «МГМ» купила права на экранизацию, и начались подготовки к съемкам, которые растянулись на два года. На запрос англичан о возможной роли для Вивьен Ли и Лоренса Оливье продюсер картины Дэвид Сэлзник ответил: об этом не может быть и речи. В Голливуде, мол, несколько десятков молодых красивых девушек куда популярнее какой-то там Ли и столько же молодых красивых мужчин с именем поблагозвучнее названия французского салата.

По Америке шла шумная кампания по поиску претендентов на главные роли в будущем киношедевре. Каждый городок и каждая община считали своим долгом выдвинуть своего кандидата на роли Скарлетт и Ретта Батлера. Молодых актрис предлагалось великое множество, а на роль Батлера общественность Америки практически единогласно выдвинула одного кандидата – Кларка Гейбла.

На главную роль в этом фильме претендовали 1400 актрис, среди них такие звезды, как Кэтрин Хепберн и Бетт Дэвис. Но именно то, что претенденток было очень много, и сыграло на руку Вивьен. Звездные имена не подходили по разным причинам. Одна не хотела играть с Гейблом, понимая, что он «забьет» ее своим талантом, другой уже далеко за тридцать, третья считала роль деревенской простушки ниже своего достоинства, четвертая не нравилась продюсерам, у пятой – яркое комедийное амплуа. В результате съемки пришлось начать без главной героини: в грандиозной сцене пожара Атланты Скарлетт изображала статистка…

И в этот решающий момент Оливье удалось познакомиться с братом Дэвида Сэлзника Майроном и договориться с ним о встрече в ресторане, чтобы представить ему Вивьен. Майрону Вивьен очень понравилась: красива, умна, обаятельна и в то же время по-английски невозмутима и холодна… Прямо из ресторана они поехали на студию знакомиться с Дэвидом.

В январе 1939 года начались съемки с участием главной героини. Как рассказывала одна из актрис, Вивьен Ли была воплощением спокойствия, словно всю жизнь играла эту роль и знала ее до тонкостей.

Под конец съемок, которые продолжались пять месяцев с раннего утра до позднего вечера, Вивьен была полностью истощена морально и физически, она стала раздражительной и нетерпимой. В конце концов получив долгожданный отпуск до премьеры, в начале июля актриса вместе с Ларри, как она называла Лоуренса, отправилась в Англию.

В сентябре они вернулись в Америку. А 15 декабря в Атланте состоялась торжественная премьера. Губернатор штата Джорджия объявил этот день национальным праздником. Американцы сразу и бесповоротно приняли эту «чопорную англичаночку» за свою. Успех был невероятный. Маргарет Митчелл осталась довольна картиной и поблагодарила ее создателей за титанический труд. Потрясен оказался и Лоуренс: он не ожидал, что его «маленькая Вив» способна так играть.

Вивьен Ли

В феврале 1940-го фильму присудили сразу десять «Оскаров», в том числе и Вивьен за лучшую главную женскую роль (второй «Оскар» она получит через двенадцать лет за фильм «Трамвай «Желание»). Вивьен была счастлива, но старалась прятать статуэтку от Ларри, потому что однажды на банкете он в сердцах выбросил ее «Оскара» в окно. Ведь он уже несколько раз номинировался на эту награду, но так пока и не получил ее.

…В Европе шла война, и они решили остаться в Штатах. Вивьен засыпали предложениями из Голливуда, но она очень хотела играть вместе с Ларри. Им отказывали, исходя из соображений пуританской морали. А в конце февраля Джилл согласилась вдруг на развод без всяких условий. Холман словно только ее и дожидался и предоставил развод Вивьен. Они с Ларри сразу же обвенчались, все в той же Санта-Барбаре. Но… Если раньше их не хотели снимать вместе по причине «аморальности», то теперь тот же Сэлзник отказывал им по другому поводу: «Кому интересно смотреть, как муж и жена изображают любовников?».

И роль, предназначавшуюся Оливье в фильме «Мост Ватерлоо», отдали Роберту Тейлору. Блестящая игра актеров, прекрасная режиссура сделали фильм маленьким шедевром. Пресса захлебывалась от восторга. Сэлзник подсчитывал барыши.

Все деньги, заработанные Вивьен за роль Скарлетт (25 тысяч долларов), и свои за «Грозовой перевал» Оливье вложил в постановку «Ромео и Джульетты», в которой он выступал как продюсер, постановщик, режиссер, исполнитель главной роли и «наставник молодой, подающей надежды актрисы». Он убеждал жену, что кино – дело проходное и что подняться до таких же высот в театре она сможет только с его помощью. Вивьен с этим скромно соглашалась…

Время поставило все на свои места. Спектакль имел большой успех и прошел с аншлагами: всем хотелось посмотреть на «живую Скарлетт». Критики и рецензенты восторгались Вивьен Ли – нежной и жизнерадостной Джульеттой – и разносили в пух и прах Оливье, довольно староватого Ромео. «Не обращай внимания на критиков, – говорила мужу Вивьен. – Ты был великолепен». Скоро спектакль прекратил свое существование, принеся одни убытки, и актерская чета осталась без денег и без работы. Оливье тяжело переживал неудачу, безумно ревновал жену к ее успеху. Начал пить, грубо обращался с Вивьен, частенько доводя ее до истерики.

Хотя на публике они по-прежнему старались «держать лицо», играя роль гармоничной счастливой пары, былая доверительная теплота, кажется, навсегда ушла из их отношений. Кроме того, из-за постоянных перегрузок и нервного истощения Вивьен никак не могла родить ребенка, и несколько раз ей приходилось искусственно прерывать беременность.

И вдруг подвернулась удача. Друг актерской четы, кинорежиссер Александр Корда, тоже перебравшийся в Америку на время войны, предложил им сняться вместе в историческом фильме под названием «Леди Гамильтон». Любовная история адмирала Нельсона и Эммы Гамильтон, жены английского посла в Неаполе, дала возможность обоим актерам по-своему воспроизвести предлагаемую ситуацию. Оба этих персонажа обрисованы так психологически убедительно, что не столь уж выдающаяся по своей режиссуре картина пришлась по душе самой широкой зрительской аудитории. В том числе и в СССР, куда ее в качестве дара привез в 1942 году У. Черчилль, тогдашний премьер-министр Великобритании. В США этот фильм практически не заметили…

После окончания съемок Вивьен и Лоуренс решили вернуться в Англию. Так в начале 1941 года они оказались в разбомбленном Лондоне. Вивьен в театре «Олд Вик» сразу предложили главную роль в пьесе Бернарда Шоу «Дилемма доктора». А Оливье… сдал экзамен на пилота и поступил в действующую армию. Каждое утро Вивьен на поезде ездила на репетицию, Лоуренс – в другую сторону, на аэродром. Спектакль имел успех – опять же, благодаря в основном ее участию. Театр гастролировал по всей стране и даже собирал полные залы в столице, несмотря на ночные налеты немецкой авиации. В составе «фронтовой бригады» с музыкальным ревю Вивьен поехала на Средиземное море поднимать боевой дух английских солдат. Выступать приходилось по нескольку раз в день. Дикая жара, изматывающие переезды, неустроенный быт и бесконечные выступления сделали свое дело: Вивьен находилась на грани нервного и физического истощения. И тем не менее она чувствовала себя счастливой: соотечественники принимали ее с таким искренним восторгом, что она готова была выступать для них снова и снова.

А тут актрисе неожиданно предложили роль Клеопатры в фильме «Цезарь и Клеопатра» по пьесе Бернарда Шоу. Съемки то и дело переносили (фильм снимался полтора года), а это изматывало актеров больше, чем сам съемочный процесс. Кончилось все тем, что в результате бесконечных дублей одной и той же сцены Вивьен так измучилась, что поскользнулась на гладком полу и упала. А ведь в то время она ждала ребенка…

Депрессия актрисы неизбежно переходила в истерию. Вот и на этот раз из больницы Вивьен вернулась в полной прострации. Оливье серьезно подумывал о помещении ее в психиатрическую лечебницу. Остановила его только боязнь Вивьен остаться там надолго. Только через несколько недель она пришла в себя и с полным равнодушием доиграла оставшиеся сцены на съемочной площадке…

К весне 1946 года Вивьен почувствовала себя гораздо лучше. Начала приводить в порядок старинный замок «Нотли». Освежив и подновив дом, она стала принимать гостей – близких друзей и театральную богему Лондона. Хозяйка блистала остроумием и добродушием, но подчас могла высказаться и довольно резко. Оливье же терпеть не мог ни вечеринок, ни шумных гостей, ни дорогих обедов. Он злился и срывал раздражение на Вивьен …

После двухлетнего перерыва Вивьен вышла на сцену в пьесе Торнтона Уайлдера «На волосок от гибели». Успех по-прежнему сопутствовал ей, но она не оставляла мечты еще раз сняться вместе с мужем в кино. Мечта так и осталась мечтой…

Отказавшись от постановок и игры в классических шекспировских спектаклях, ее муж увлекся творчеством современного драматурга Дж. Осборна и его «Комедиантами». Для Вивьен у него роли не нашлось. С чуть прикрытой иронией он объяснил, что она, мол, настолько красива, что для исполнения роли героини «ей пришлось бы на сцене надеть маску».

В спектакле была занята молодая актриса Джоан Плоурайт. Все окружающие уже знали о ее близких отношениях с Оливье, одна только Вивьен пребывала в неведении. А когда, наконец, обо всем догадалась, то провела в театре весь день. И весь день плакала. В слезах и вышла на сцену. Один из критиков вспоминал: «Она была так великолепна в тот вечер, что я забыл о роли, я наблюдал за ней. Это была львица со сверкающими глазами и стальным самообладанием».

Когда Оливье предложили сняться в новом фильме, Вивьен принялась учить роль главной героини, полагая, что она опять достанется ей. Но однажды случайно услышала телефонный разговор мужа: «С чего ты взял, что я буду сниматься вместе с Вив? Она слишком стара и некрасива для этой роли. Думаю, Джоан Плоурайт подойдет гораздо лучше».

На 45-летие Лоуренс подарил своей «маленькой Вив» дорогую машину. Затем приготовил шикарный ужин, зажег свечи, включил музыку… Они долго вспоминали прошлое, а затем Лоуренс неожиданно произнес: «Я хочу получить развод. Наш брак исчерпал себя. Мне нужна свобода. Я женюсь на Джоан. Ты должна понять».

В декабре I960 года брак актеров был расторгнут. На бракоразводном процессе присутствовала одна Вивьен. Оливье не приехал…

Женитьба бывшего мужа на молодой актрисе еще сильнее подкосила Вивьен: она много курила, злоупотребляла спиртным, почти не спала и не ела, не принимала лекарства, которые выписывали ей врачи. Она просто не хотела жить…

Американский актер Джон Меривейл в течение семи лет оставался близким другом Вивьен, взявшим на себя заботу о ней. Поговаривали, что она выйдет за него замуж. Но в ее жизни ничего не изменилось. До последнего дня Вивьен считала себя женой Оливье. «Ко многому мне пришлось привыкать в этой жизни, но труднее всего было привыкнуть к отсутствию Лоуренса», – признавалась она. И, невзирая ни на что, она никогда и никому не позволяла плохо отзываться о своем Ларри, в глубине души надеясь, что он еще вернется к ней…

В 1967-м Вивьен Ли ждали на Московском международном кинофестивале. Но неожиданно пришла скорбная телеграмма… 7 июля 1967 года Джон обнаружил Ли в ее доме, лежащей на полу мертвой. Незадолго перед этим ее лечащий врач поставил ей диагноз: двусторонний туберкулез. Лечь в больницу актриса отказалась. Вскрытие показало, что в крови Вивьен наличествовала огромная доза снотворного. Ей было только пятьдесят три…

Оливье приехал проститься с бывшей женой. Позднее он признался в мемуарах: «Я стоял и молил о прощении за все то зло, которое произошло между нами».

Он благополучно прожил с третьей женой еще двадцать два года…

Оставьте свой отзыв!

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.


Поиск по сайту

Реклама

Меню

Из этого раздела

Свежие комментарии

  • Serch: а я ее где-то видел. видимо тоже на фото. раньше ж...
  • Валентина: Мишель Мерсье мой кумир, читала про нее все емуары...
  • Зинульчик: Великолепная статья!!!Спасибо огромное......
  • Андрей Андреев: Анна действительн была последней русской царицей.П...

Реклама

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (10)


Поиск в Яндекс

Запрос: