Знаменитые женщины > Каролина Павлова

Знаменитые женщины

Женщина всегда загадка

Каролина Павлова

Писательницы, поэтессы - - Опубликовано 10.05.2008 в 23:12

(1807-1893)

Каролина Павлова

Эта поэтесса родилась в Ярославле, в семье обрусевшего немца, профессора Медицинско-хирургической академии Карла Ивановича Яниша. Детство свое, начиная с годовалого возраста, Каролина провела в Москве, куда переехали ее родители. Отец обеспечил дочери прекрасное домашнее образование. Очень способная, она превосходно владела шестью европейскими языками, была весьма начитанна, неплохо рисовала. Дисциплина внутреннего труда, рано развившаяся способность управлять собой отличали ее характер.

В девятнадцать лет высокая, худощавая, но, главное, талантливая Каролина Яниш, принятая в салоне Зинаиды Волконской, обратила на себя внимание Боратынского, Языкова, Вяземского, Пушкина… Но главная встреча в ее судьбе окончилась драмой.

В салоне Волконской Каролина познакомилась с Адамом Мицкевичем. Арестованный в 1823 году за участие в тайной студенческой организации, боровшейся за освобождение Польши, и проведший полгода в заключении, он был выслан во внутренние губернии России. Прожив несколько месяцев в Одессе и Петербурге, в 1825 году приехал в Москву.

Любовь, вспыхнувшая между известным польским поэтом и Каролиной, не привела к браку.

Правда, в ноябре 1827 года поэт сделал-таки предложение московской барышне, которое она с радостью приняла. Но вмешались ее родные, и помолвка расстроилась. Каролина была вынуждена покориться воле отца, а еще более – дяди, угрожавшего отказать ей в богатом наследстве…

Мицкевич вскоре уехал за границу. Влюбленные переписывались, и Каролина ждала повторного предложения. Но напрасно. Свои чаяния Мицкевич вполне откровенно высказал в письме к другу:

«Состояние вещей таково: если бы она действительно настолько богата, чтобы сама себя содержать как жена могла (ибо, как знаешь, сам я себя еле могу прокормить), и если бы она со мной отважилась ездить, я женился бы на ней, хотя кое-что в ней мне не по душе… Но это, однако, возмещается ее прелестными и добрыми качествами».

Каролина в течение двух лет упорно не замечала других поклонников и думала только о милом Адаме. Она увидела его еще раз, и 28 апреля 1829 года они расстались – навсегда. Поэт обещал вернуться, как только появится возможность, – об этом говорилось и в его прощальных стихах. Уже в дороге Мицкевича догнало письмо, в котором Каролина просила ни в чем не упрекать себя.

Через пять лет бывший изгнанник женился на Церлине Шимановской – дочери своей старой знакомой, известной польской пианистки. Она, кстати, вместе с дочерьми жила в России как раз во время изгнания поэта, и Мицкевич бывал в ее доме так же запросто и в тот же период, что и у Янишей. Впрочем, взгляд будущего польского классика останавливался во время его пребывания в России на многих его соотечественницах: так, в Одессе он был пленен некой Иоанной Залеской и любил ее тайно, без надежд; не на шутку увлекся и знаменитой красавицей Каролиной Собаньской.

В браке Мицкевичу не повезло: жена оказалась душевнобольной женщиной и много времени проводила в клиниках.

А Каролина долго ждала возвращения любимого, надеясь на чудо. Силы черпала в литературном труде. Ее томила тоска по утраченному… В 1833 году в Германии на немецком языке вышел первый сборник ее стихов и переводов. Память о легкомысленном поляке не покидала ее – свои чувства поэтесса выразила в стихотворении «На 10 ноября» (день объяснения с Мицкевичем):

Не жду на чувства я отзыва –
Но и теперь перед тобой
Я не могу сдержать порыва,
Я не могу молчать душой.

В 1837 году умер дядюшка, оставив Каролине все состояние. Богатая невеста решила построить «семью литераторов». В тридцать лет она вышла замуж за известного в то время прозаика Н. Ф. Павлова.

«Н. Ф. Павлов, начавший свое поприще чуть ли не статистом в балете, – сообщал в своих воспоминаниях писатель Д. В. Григорович, – написал, бывши еще молодым человеком, три повести, наделавшие много шуму по их содержанию и вследствие их временного запрещения. В него, говорили, влюбилась весьма экзальтированная барышня Яниш и сама предложила ему руку и сердце; у нее была страсть писать стихи, но что было еще лучше для Н. Ф. Павлова, она владела значительным состоянием. Женившись, Павлов сделался членом английского клуба, стал вести большую игру и зажил московским барином в доме жены…»

На первых порах в семье был лад. Литературный салон Павловых в конце 30-х – начале 40-х годов XIX века считался самым многолюдным в Москве: здесь бывали Белинский, Лермонтов, Гоголь, Герцен, Тургенев… О литературных чайных вечерах у Павловых рассказывает в своей книге «Ранние годы моей жизни» Афанасий Фет:

«Там все, начиная от роскошного входа с парадным швейцаром и до большого хозяйского кабинета с пылающим камином, говорило если не о роскоши, то по крайней мере о широком довольстве… по просьбе моей она мне читала свое последнее стихотворение, и я с наслаждением выслушивал ее одобрение моему».

Росла популярность поэтессы: в 1844 году в Москве отдельным изданием вышел романс Ференца Листа «Слезы женщин» на ее стихи на французском языке. Это произведение венгерский композитор, знавший толк в представительницах слабого пола, посвятил Каролине Павловой.

Но известность женщины, как правило, вовсе не способствует семейному счастью. К тому же Павлов оказался завзятым картежником, постоянно проигрывал семейные деньги, а главное – открыто изменял жене. Разрыв был неминуем, и Каролина бежала из Москвы – сначала в Дерпт, а в 1856 году еще дальше от России – в Германию. Поэтессе пришлось пережить все – смерть отца, умершего в Петербурге от холеры, разлуку с единственным сыном (он остался с мужем), пересуды и сплетни, осуждение общества, потерю богатства, даже имени – кто знал ее на чужбине? В конце 50-х и начале 60-х годов в цикле стихотворений, посвященных мучительному роману с дерптским студентом-юристом, впоследствии профессором Б. И. Уткиным, поэтесса писала об одиночестве душ, неспособных преодолеть его даже в любви…

Почти нищая, Каролина Павлова жила в трагическом напряжении, ревниво охраняя свой внутренний мир, свою ранимую душу. Не женскими чарами, а доступным лишь проникновенному душевному взору внутренним светом привлекала она немногих друзей. Пропагандировала русскую литературу, переводила со многих языков, в меру своих сил оказывала помощь нуждающимся соотечественникам. Например, познакомившись зимой 1860-1861 года с А. К. Толстым, перевела на немецкий его поэму «Дон Жуан». А его же трагедия «Смерть Иоанна Грозного», переведенная ею и поставленная на веймарской сцене, принесла автору известность. Благодарный Алексей Константинович не остался в долгу: имея доступ к русскому двору, он ходатайствовал о назначении ей пенсии.

Закат ее жизни был долгим. Она чувствовала, что за границей «чужда и людям, и местам», но все же молила: «Не дай опять мне те же видеть сны!» «Тихий труд» и «смиренное дело» стали в эти годы смыслом ее существования.

Свои поздние думы она посвятила России, где уже стали забывать о былой славе «княгини русского стиха». Как неожиданно современны эти строки сегодня…

О былом, о погибшем, о старом
Мысль немая душе тяжела;
Много в жизни я встретила зла,
Много чувств я истратила даром,
Много жертв невпопад принесла.

Скромно и одиноко жила Каролина Карловна в Дрездене. Связи с Россией обрывались – умирали близкие ей люди. Но она никогда не забывала о своей давней любви. Ей исполнилось восемьдесят три года, когда она получила письмо от Мицкевича, хотя того уже тридцать пять лет не было в живых. Его отправил сын поэта – Владислав. Среди бумаг отца он отыскал письма, некогда посланные ею своему единственному возлюбленному…

По другим источникам, за три года до смерти Каролина Карловна по просьбе Владислава переслала ему письмо его покойного отца, сопроводив его словами:

«Третьего дня, 18 апреля, миновало шестьдесят лет с того дня, когда я в последний раз видела того, кто набросал это письмо, а он еще жив в моих мыслях. Предо мной его портрет, а на столе маленькая вазочка из жженой глины, подаренная мне им, на пальце же я ношу кольцо, которое он мне подарил. Для меня он не перестал жить. Я люблю его сегодня, как любила в течение стольких лет разлуки. Он мой, как был им когда-то…»

Родившись при жизни Е. Дашковой, Каролина Павлова дожила до рождения А. Ахматовой и М. Цветаевой и восьмидесятишестилетней ушла в мир иной.

Оставьте свой отзыв!

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.


Поиск по сайту

Реклама

Меню

Из этого раздела

Свежие комментарии

  • Serch: а я ее где-то видел. видимо тоже на фото. раньше ж...
  • Валентина: Мишель Мерсье мой кумир, читала про нее все емуары...
  • Зинульчик: Великолепная статья!!!Спасибо огромное......
  • Андрей Андреев: Анна действительн была последней русской царицей.П...

Реклама

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (10)


Поиск в Яндекс

Запрос: