Знаменитые женщины > Лидия Николаевна Сейфуллина

Знаменитые женщины

Женщина всегда загадка

Лидия Николаевна Сейфуллина

Писательницы, поэтессы - - Опубликовано 10.05.2008 в 23:03

(1889-1954)

Лидия Николаевна Сейфуллина

Однажды в Новосибирск, тогда еще Новониколаевск, приехал Анатолий Васильевич Луначарский. Разговаривая с местным руководством, нарком поинтересовался – не знают ли тут в лицо молодого татарского писателя Сейфуллина, автора повести о правонарушителях? Говорят, способный парнишка… Председатель ревкома рассмеялся: «Это не молодой татарский, а молодая русская писательница Лидия Сейфуллина».

Лидии Николаевне стал известен этот разговор, и когда она, уже перебравшись в Москву стараниями Луначарского, порой захаживала в его кабинет, каждый раз, улыбаясь, спрашивала: «К вам молодой татарский писатель. Можно войти парнишке?»

Она выросла в поселке Верхне-Увельском близ нынешнего Магнитогорска, в бедной семье сельского священника, который учил двух дочерей любви к человеку и готовности всегда прийти на помощь ближнему. Его, по-видимому, тянуло к писательству, иначе он – татарин, когда-то воспитанный в семье православного священника, вряд ли стал бы автором повести «От мрака к свету». В этой своей единственной книге отец рассказал о нищем детстве и о множестве трудностей, которые выпали позже на его долю.

Крестьянскую жизнь Сейфуллина знала не только по детским впечатлениям. Не один год учительствовала она в деревенской школе, заведовала сельской библиотекой-читальней, несколько сезонов работала в провинциальном театре. Небольшого роста, круглолицая, большеглазая, с неизменной иссиня-черной, закрывающей лоб челкой, она исполняла роли детей и подростков. Отсюда истоки ее горячих, заинтересованных статей по вопросам искусства.

Рядом с Лидией все чаще появлялся высокий, сутуловатый, замкнутый человек в роговых очках – Валерьян Павлович Правдухин, ставший вскоре и лучшим другом, и советчиком, и мужем. В соавторстве с ним Лидия написала пьесу «Егоркина жизнь» – о трагической судьбе деревенского мальчика, столкнувшегося с мещанством, равнодушием и жестокостью.

Характер писательницы требовал реального, необходимого дела; именно таким делом стала для Сейфуллиной работа по организации и становлению журнала «Сибирские огни». Она радовалась выходу каждого нового номера, каждой приходившей в редакцию рукописи. В первом выпуске журнала увидела свет и собственная повесть Сейфуллиной «Четыре главы», хорошо встреченная критикой. Тогда же эта повесть вышла и отдельным изданием.

«Писала я трудно, лишившись аппетита и сна, – вспоминала Лидия Николаевна позднее в «Автобиографии». – Когда первая повесть моя была принята, мне показалось, что я наверно бы умерла, если бы она была непригодна».

Успех первого крупного произведения помог автору поверить в свои силы. Неудивительно, что вскоре одна за другой последовали книги: «Перегной», «Ноев ковчег», «Александр Македонский» и «Правонарушители».

К ней, неизменно прямой, участливой и доброжелательной, всегда тянулись окружающие, в том числе и собратья по перу. Кто только не бывал в небольшой двухкомнатной квартирке Сейфуллиной в проезде МХАТа, где она поселилась с мужем в 1923 году! Сюда забредали «на огонек» С. Есенин, А. Новиков-Прибой и И. Бабель, М. Шолохов и М. Пришвин…

В роковые тридцатые Лидию Николаевну спасло только чудо. Или – следующее обстоятельство.

«Она была знаменита, – поясняет литературовед Эрнст Маркин. – Так знаменита, что сейчас и представить себе невозможно. Шутка ли: ее уже изучали в школах, вышло в свет собрание ее сочинений… Фадеева, Фурманова, Шолохова – этих имен еще никто не знал, знали – Лидию Сейфуллину. Волна славы перехлестывает границы: пьесу «Виринея» ставят в Праге, Париже. В Берлине она сдружилась с Маяковским и выступала вместе с ним, ворча: «Владимир Владимирович, пожалуйста, не становитесь со мной рядом! Я же вам только до колен…»

Он звал ее Сейфуллинкой, во время выступлений наливал ей воды и говорил: «Я подаю воду замечательной советской писательнице. Приветствуйте ее». А из зала раздавалось: «А где она? Ее не видно. Пусть встанет повыше!» На что Маяковский: «Сейфуллина достаточно высоко стоит на собрании своих сочинений».

«Многоуважаемая татарка Лидия Сейфуллина, – писал ей в 1934 году из Крыма остроумный Максим Горький, – чертова кукла с глазами, как шарикоподшипники! Мною, старым воробьем от литературы и генералом от старости… давно уже было замечено, что Вы не только весьма даровитый литератор, но человечица, влюбленная в литературу и, главное, смело честная, искренняя, – качества, коими литературная «среда» не изобилует».

Годы, когда были созданы «Правонарушители» и «Виринея», остались самыми плодотворными в творчестве писательницы. Именно тогда побывала она в Турции, Польше, Германии, Чехословакии, Франции.

Зрителям «со стажем» наверняка памятен фильм, где актриса Людмила Чурсина ярко и выразительно сыграла Виринею – молодую, умную, красивую крестьянскую женщину, не склонившую головы перед жизненными невзгодами.

Когда после премьеры «Виринеи» в Театре им. Вахтангова Сейфуллина вышла на аплодисменты вместе с исполнителями, то со слезами на глазах взволнованно сказала: «Да это не я, это актеры – их победа».

…Неожиданно все рухнуло: арестовали Валерьяна Правдухина. Никакой вины за мужем Лидия Николаевна не знала. Все ее попытки выяснить причину ареста ни к чему не привели. Много позже она поняла: мужа нет в живых. От всего пережитого ей так и не удалось окончательно оправиться… До посмертной реабилитации Валерьяна Павловича она не дожила.

Лидия Николаевна поселилась с младшей сестрой (они всегда были дружны), помогала ей растить детей. Но чувство одиночества, порой отступавшее под напором всяческих житейских забот, возвращалось вновь и вновь. В эти тяжкие для Сейфуллиной годы она постепенно была отстранена от общественных дел в Союзе писателей. Книги ее стали переиздаваться все реже. Но молодые тянулись к ней, и она никого не отталкивала. Лидия Николаевна обладала удивительной способностью заглянуть в самую душу начинающего автора, сказать ему всю правду, порой огорчительную, и все же ободрить его, направить на верный путь.

О встрече с писательницей вспоминал ее коллега Владимир Лидин:

«Я отнес ей книгу сам на дачу. Сейфуллина сидела одиноко на большом балконе своей какой-то неустроенной и не очень уютной дачи, чем-то напоминавшей и ее личную неустроенную жизнь.
Действенное начало было в такой степени свойственно Сейфуллиной, что в 1942 году, не приспособленная к трудностям походной жизни, она по своей инициативе поехала на фронт, на передовые позиции, и, вероятно, не остановилась бы ни перед каким выражением силы своего духа. В доме отдыха на Оке она по своей же инициативе вынудила летчика взять ее в полет на открытом самолете, и он проделал вместе с ней не одну мертвую петлю, которая закружила бы любого, но Сейфуллина вышла из самолета гордая и счастливая, что выдержала испытание…
Она была принципиальна до строгости, и люди, пошедшие на сделку с совестью, Сейфуллину боялись. Ее слово могло быть острым и беспощадным, и тогда оставалось только дивиться, какой могучий дух заключен в этой слабой и долгие годы болевшей женщине».

Не стало Лидии Сейфуллиной ранней весной 1954-го…

Оставьте свой отзыв!

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.


Поиск по сайту

Реклама

Меню

Из этого раздела

Свежие комментарии

  • Serch: а я ее где-то видел. видимо тоже на фото. раньше ж...
  • Валентина: Мишель Мерсье мой кумир, читала про нее все емуары...
  • Зинульчик: Великолепная статья!!!Спасибо огромное......
  • Андрей Андреев: Анна действительн была последней русской царицей.П...

Реклама


Поиск в Яндекс

Запрос: