Знаменитые женщины > София Яковлевна Парнок

Знаменитые женщины

Женщина всегда загадка

София Яковлевна Парнок

Писательницы, поэтессы - - Опубликовано 10.05.2008 в 23:09

(1885-1933)

София Яковлевна Парнок

Автор нескольких поэтических книг, переводчик и критик София Парнок известна широкому кругу читателей в основном своей скандальной дружбой с Мариной Цветаевой.

София Яковлевна Парнох родилась 12 августа 1885 года в Таганроге. (Парнок – псевдоним, который она взяла, потому что, по ее словам, «ненавидела букву х».) Отец, Яков Соломонович Парнох, был провизором и владельцем аптеки, мать, Александра Абрамовна Идельсон, врачом. Поэтесса никогда не скрывала своего еврейского происхождения, как и того, что в 1907 году перешла в православие.

Мать ее умерла рано, при рождении младших близнецов, когда Софии было всего шесть лет. Отец вскоре женился на гувернантке своих детей, чем навсегда отдалил от себя дочь и сделал ее жизнь в таганрогском доме нестерпимой.

Стихи Парнок начала писать с раннего возраста. Многочисленные странности юной Софьи (экстравагантность вкусов в одежде, излишняя эмоциональность) не способствовали ее успехам в обществе, обрекали на одиночество.

В 1903 или 1904 году девушка с золотой медалью окончила гимназию, уехала за границу и обосновалась в Женеве. Здесь она поступила в консерваторию, в которой училась по классу фортепиано, но скоро бросила ее и вернулась в Россию… Училась на Высших женских курсах в Петербурге, но и их не окончила. Неожиданно, несмотря на свое влечение с юных лет к представительницам своего же пола, в сентябре 1907 года вышла замуж за известного в то время литератора, театроведа В. М. Волькенштейна, а уже в январе 1909-го рассталась с ним. Официальной причиной развода стало ее здоровье – невозможность иметь детей. Но истина крылась в другом. «Я никогда не была влюблена в мужчину», – признавалась Парнок своему другу М. Ф. Гнесину.

Муж оставался для нее какое-то время непререкаемым авторитетом в литературных вопросах, главным судьей и советчиком и имел на молодую поэтессу большое влияние. С ним связаны и первые попытки Парнок опубликовать свои стихи. Она пробовала новые для себя жанры: переводила с французского, писала критические статьи и рецензии (они стали выходить под псевдонимом Андрей Полянин), рассказы, детские сказки в стихах, даже оперные либретто. К сожалению, многие ее произведения не сохранились. С 1910 года Парнок была уже постоянным сотрудником газеты «Русская молва», ведущей ее художественного и музыкально-театрального раздела.

Сближение с Мариной Цветаевой, хотя и краткое, было одним из решающих эпизодов в жизни Софии Парнок.

Ах, от смерти моей уведи меня,
Ты, чьи руки загорелы и свежи,
Ты, что мимо прошла, раззадоря!
Не в твоем ли отчаянном имени
Ветер всех буревых побережий,
О Марина, соименница моря!

«Умна, иронична, капризна, – писала о Парнок биограф Цветаевой Анна Саакянц. – Внешность оригинальна и выразительна. Большие серые глаза, бледное лицо, высокий выпуклый лоб, светлые, с рыжим отливом, волосы, грустный взгляд, свидетельствующий о затаенной печали, а может быть, надрыве. На облике Парнок сказался, вероятно, особый склад ее натуры и судьбы, что придавало ее манерам драматический, терпкий привкус. Позади – моментально распавшийся брак, ибо от природы Парнок была наделена сапфическими склонностями. Не собранные в книгу стихи – строгие, созерцательные: о природе, об одиночестве, о душе. У нас нет свидетельств, как относилась к ним Цветаева; но Парнок очаровала ее с первой же встречи. Отчасти влекло преимущество возраста (Парнок была старше Цветаевой на семь лет); лишившись матери, Цветаева тянулась к женщинам старше себя…
Безусловно, она имела весьма сильную власть над Цветаевой и к тому же принимала живое участие в ее литературной судьбе: способствовала вхождению ее в петербургскую литературную среду: журнал «Северные записки», с издателями которого она была знакома, напечатал в 1915 году несколько цветаевских юношеских стихов».

Цветаевские стихи, ставшие основой романса «Под лаской плюшевого пледа», который проникновенно поет Лариса Огудалова в фильме «Жестокий романс», посвящены ее подруге. Марина Ивановна создала, конечно, романтизированный, воображаемый портрет Софии Парнок, даже внешние черты которого стилизованы. Скоро последовал разрыв, но до конца дней отношения с Цветаевой остались для Парнок дорогим воспоминанием.

«Через несколько лет, составляя сборник юношеской лирики, – продолжает А. Саакянц. – Цветаева отберет стихи, навеянные знакомством с Парнок, и составит цикл… Сюжет прочерчивается весьма четко; он драматичен и напряжен. Встреча двух женщин; старшая наступает, младшая восхищается и недоумевает, увлекается; она колеблется, страдает и, в конце концов, покидает подругу.
Завершительным аккордом служит стихотворение, написанное 3 мая. Лирическая героиня Цветаевой гадает о том, что уготовано в будущем ее временной спутнице, сей «трагической леди»:

Хочу у зеркала, где муть
И сон туманящий,
Я выпытать – куда Вам путь
И где пристанище…
Вечерние поля в росе,
Над ними – вороны…
Благословляю Вас на все
Четыре стороны!

В 1917 году София Парнок уехала в Крым, в Судак, где прожила до начала двадцатых годов. Поэтесса не захотела покинуть Россию после революции исключительно из-за чувства патриотизма, которое неизменно жило в ней.

Я не верю, что за той межою
Вольный воздух, райское житье.
За морем веселье, да чужое,
А у нас и горе, да свое…

Хотя жизнь ее в 1920-е годы не назовешь сладкой: в журналах Парнок не печатали, откликов на ее стихи почти не было. Организованное в 1926 году при ее активном участии кооперативное издательство поэтов «Узел» было ликвидировано в 1928-м. Практически исчезли литературные салоны и кружки, и поэтесса не имела возможности ни публиковать, ни даже публично читать свои стихи, а круг людей, с которыми она общалась, становился все более узким. В ее замкнутой жизни тех лет была только одна творческая удача – постановка оперы «Алмаст» на ее либретто в филиале Большого театра летом 1930 года.

В 1932 году поэтесса познакомилась с физиком Ниной Евгеньевной Веденеевой. Отношения с этой женщиной, Седой Музой, как называла ее Парнок, составили последний период в ее жизни.

Выпросить бы у смерти
Годик, другой.
Только нет, не успеть мне
Надышаться тобой…

26 августа 1933 года София Парнок умерла на руках Нины Веденеевой в небольшом подмосковном селе Каринском. В столицу наскоро сколоченный деревянный ящик везли на телеге. На панихиде было довольно много людей, хотя оповещение в Московском доме писателей вывесили поздно. Похоронили Парнок на немецком кладбище в Лефортове, где покоились родственники ее подруги, профессора математики Московского университета Ольги Николаевны Цубербиллер, с которой поэтесса лет десять жила под одной крышей…

Стихи Парнок сохранились в государственных и частных архивах только благодаря стараниям друзей поэтессы. Сама она относилась к собственным творениям с удивительной беззаботностью, охотно раздаривая написанное и не оставляя у себя даже черновиков.

Еще в 1911 году София Яковлевна откровенничала в письме к близкой подруге: «Когда я оглядываюсь на мою жизнь, я испытываю неловкость, как при чтении бульварного романа… Все, что мне бесконечно отвратительно в художественном произведении, чего никогда не может быть в моих стихах, очевидно, где-то есть во мне и ищет воплощения, и вот я смотрю на мою жизнь с брезгливой гримасой, как человек с хорошим вкусом смотрит на чужую безвкусицу».

Думается, это высказывание вполне может стать эпиграфом ко всей судьбе Софии Парнок…

Оставьте свой отзыв!

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.


Поиск по сайту

Реклама

Меню

Из этого раздела

Свежие комментарии

  • Serch: а я ее где-то видел. видимо тоже на фото. раньше ж...
  • Валентина: Мишель Мерсье мой кумир, читала про нее все емуары...
  • Зинульчик: Великолепная статья!!!Спасибо огромное......
  • Андрей Андреев: Анна действительн была последней русской царицей.П...

Реклама

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (1)


Поиск в Яндекс

Запрос: