Знаменитые женщины > Юлия Валериановна Жадовская

Знаменитые женщины

Женщина всегда загадка

Юлия Валериановна Жадовская

Писательницы, поэтессы - - Опубликовано 10.05.2008 в 23:19

(1824-25? - 1883)

Юлия Валериановна Жадовская

В одном из залов Костромского музея изобразительных искусств висит портрет Юлии Валериановны Жадовской, поэтессы и писательницы 40-50-х годов XIX века. На зрителя смотрят умные глаза молодой женщины, в которых художник сумел заметить и задумчивость, и страдание, и усталость.

Жизнь с самого рождения не баловала ее. Достаточно сказать, что у девочки был врожденный физический порок – отсутствие левой руки и двух пальцев на правой да плохое зрение (результат падения с лестницы ее матери, ожидающей ребенка). Несчастная в супружестве, Александра Ивановна Жадовская, воспитанница Смольного института, отдавала своей девочке все свои силы. Она скончалась в двадцать два года от скоротечной чахотки. Маленькая Юлия воспитывалась у бабки по материнской линии в селе Панфилове Костромской губернии. Бабушка была мелкопоместной дворянкой, не очень образованной, но душевной и практичной. Она как могла растила и воспитывала сиротку, обучала ее грамоте. Юлия, к счастью, оказалась не только жизнерадостной, но и очень способной девочкой: на пятом году (по другим сведениям, в три года) выучилась чтению и до двенадцати лет прочитала всю дедушкину библиотеку.

Когда девочке исполнилось двенадцать, бабушка, несмотря на свою горячую привязанность к внучке, отвезла ее в Кострому к своей дочери – Анне Ивановне Корниловой (под девичьей фамилией Готовцева она выступала в журналах со стихами). Та с большим усердием занялась образованием племянницы: учила ее иностранным языкам, географии, истории, литературе. Здесь Юлию поместили в частный пансион, а затем отец, чиновник особых поручений при ярославском губернаторе и председатель ярославской гражданской палаты, взял ее к себе. Для Юленьки были приглашены домашние учителя, в том числе и молодой преподаватель словесности Петр Миронович Перевлесский. Он сразу заметил поэтическое дарование ученицы и стал первым читателем ее девичьих стихотворений. Тайно от ученицы Перевлесский отправил в Москву ее стихотворение «Водяной», которое в 1844 году было напечатано в журнале «Москвитянин».

Между учителем и талантливой ученицей возникли трогательные отношения, которые за три года переросли в глубокое чувство. Но Жадовский воспротивился замужеству дочери, не захотев видеть своим зятем сына рязанского дьячка. Перевлесский вынужден был уехать, а отец еще в течение двадцати лет попрекал дочь и близких этим несостоявшимся неравным браком.

Оскорбят тебя люди жестоко,
Опозорят святыню души;
Будешь, друг мой, страдать одиноко,
Лить горячие слезы в тиши…

«Стоит только представить себе девушку, похоронившую… свое молодое счастье и влачащую долгие и бесконечные годы однообразной жизни под игом сурового и ворчливого старика, без всякой надежды впереди», – писал о судьбе Юлии Жадовской критик А. М. Скабичевский.

Стихи Юлия сначала писала тайком. Отец, убедившись в серьезности этих занятий, повез дочь в Москву, чтобы познакомить ее с писателями. М. П. Погодин первым напечатал этнографический очерк и два стихотворения Юлии в журнале «Москвитянин». Побывали Жадовские и в Петербурге, где юная поэтесса встречалась с Вяземским, Тургеневым, Некрасовым.

Спустя три года, в 1846-м, вышел ее первый стихотворный сборник, встреченный довольно суровой критикой «неистового Виссариона» Белинского. И лишь в 1858-м появился второй, о котором Н. А. Добролюбов отозвался так:

«Мы, нимало не задумываясь, решаемся причислить эту книжку стихотворений к лучшим явлениям поэтической литературы последнего времени».

Глубокое сочувствие людям живет в стихах поэтессы, а также надежда на лучшее будущее:

…Говорят, придет пора,
Будет легче человеку,
Много пользы и добра
Светит будущему веку…

Отцовскому самолюбию весьма льстило то, что его дворянская фамилия замелькала на страницах многочисленных журналов. А книги своей дочери он с гордостью рассылал знакомым и незнакомым сановникам…

Что касается отцовского характера, то он весьма ярко описан Жадовской в романе «В стороне от большого света»:

«Дух неудержимого противоречия царил в душе этого человека; он противоречил всему и каждому; противоречил даже сам себе…»

В год выхода своего второго сборника, после пятнадцати лет разлуки, поэтесса встретилась в Петербурге с П. М. Перевлесским, профессором Александровского лицея, автором книг и учебников. Просто и драматично рассказала она об этом:

После долгой тяжелой разлуки,
При последнем печальном свиданьи,
Не сказала я другу ни слова
О моем безутешном страданьи…

Близко знавший поэтессу И. А. Аксаков писал: «Каким мечтам ни предавайся она, но знает, что руки не вырастут, тело не разовьется. Это горькое чувство, это исключительное положение сделали ее писательницей».

В письме к литератору Ю. Н. Бартеневу сама Жадовская признавалась:

«Дай Бог всякой женщине выбиться из-под гнета сердечных страданий, несчастий, неудач и горя, не утратя сил и бодрости духа. Любовь для женщины, особенно первая (а первой я называю и последнюю, то есть ту, которая всех сильней), есть проба сил и сердца. Только после такой любви формируется характер женщины, крепнет воля, является опытность и способность размышлять».

Еще в девятнадцать лет Юлия взяла на воспитание восьмилетнюю двоюродную сестру и, как говорят, проявила блестящие педагогические способности. Этой сестре, Н. Готовцевой, в замужестве Федоровой, мы и обязаны ценными воспоминаниями о писательнице.

Педагогический талант пригодился Жадовской и в будущем. Вопреки воле отца Юлия в 1862 году вышла замуж за пожилого вдовца, обремененного большой семьей, – доктора К. Б. Севена, друга дома, и всецело отдалась воспитанию его детей. Удачное замужество освободило Юлию Валериановну от материальной и нравственной родительской опеки.

Последние пять лет своей жизни Жадовский провел в постели, разбитый параличом, и дочь преданно ухаживала за ним. Он умер, безутешно оплакиваемый Юлией Валериановной.

Перу Жадовской принадлежат романы и несколько повестей. В этих произведениях чаще всего варьируется тема несчастной любви девушки-дворянки и бедного учителя или гувернера… Последние ее публикации появились в журнале братьев Федора и Михаила Достоевских «Время». После холодного их приема читателями и критикой писательница отошла от литературной деятельности.

В 1870 году Юлия Валериановна, продав родительский дом в Ярославле, купила небольшую усадьбу Толстиково в Костромской губернии. Там она занялась хозяйством и окончательно забросила литературу. Ее однообразную жизнь омрачали болезни (именно доктора запретили ей писать), а в последние годы – разрыв с семьей брата П. В. Жадовского. Отец, не любивший сына и его жену, лишил их наследства, и благородная Юлия Валериановна отдала им половину завещанного только ей. Но все равно не угодила…

Похоронив мужа в 1881-м, писательница умерла через два года от грудной жабы, когда ей было пятьдесят девять лет. Ее похороны описаны в воспоминаниях благодарной Н. Федоровой:

«Церемония погребения совершалась в деревенской церкви, без лавровых венков, но гроб ее был покрыт живыми цветами, взлелеянными ею самой, а вокруг лились непритворные слезы друзей, знакомых и простого народа, находившего в ней поддержку и помощь при каждой житейской невзгоде».

Полное собрание сочинений Юлии Жадовской было выпущено в 1885-1886 годах. Издателем выступил брат Павел: он и его необразованная жена, отстранив от дел доверенное лицо Юлии Валериановны и ее литературного секретаря – двоюродную сестру Н. Федорову, стремились извлечь побольше выгоды из этого предприятия. Стоит прочитать письма, отправленные в издательства невесткой поэтессы, и многое станет ясно. «Печатать издание останавливаться нельзя», – писала она. Не случайно собрание сочинений писательницы вышло как попало: в него не включены многие стихотворения, полно несуразностей и ошибок…

«Песней женской неволи» назвал поэзию Юлии Жадовской ее современник А. Скабичевский. На ее стихи писали музыку Варламов, Глинка, Даргомыжский, Чайковский, Гречанинов, Рахманинов. Наибольшей известностью пользовались романсы «Ты скоро меня позабудешь», «Я все еще его, безумная, люблю», «Сила звуков», «Я плачу».

Оставьте свой отзыв!

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.


Поиск по сайту

Реклама

Меню

Из этого раздела

Свежие комментарии

  • Serch: а я ее где-то видел. видимо тоже на фото. раньше ж...
  • Валентина: Мишель Мерсье мой кумир, читала про нее все емуары...
  • Зинульчик: Великолепная статья!!!Спасибо огромное......
  • Андрей Андреев: Анна действительн была последней русской царицей.П...

Реклама


Поиск в Яндекс

Запрос: