Знаменитые женщины > Анастасия Захарьина-Кошкина

Знаменитые женщины

Женщина всегда загадка

Анастасия Захарьина-Кошкина

Правительницы, представительницы царствующих домов - - Опубликовано 11.05.2008 в 09:39

(?-1522)

Анастасия Захарьина-Кошкина

В январе 1547 года в Москву на царские смотрины были созваны дочери всех знаменитых бояр. Большую часть претенденток отвергли государственные наместники: одни были не слишком хороши собой, другие чересчур робки, третьи недостаточно знатны… В итоге осталось только тридцать девушек.

Выбор царя, которому не исполнилось еще и семнадцати, пал на Анастасию Романовну Захарьину-Кошкину. Род Романовых-Захарьиных происходил от Андрея Ивановича – прусского князя, приехавшего в Россию в первой половине XIV века. Сын его Федор Кошка и его потомки занимали важнейшие места при дворе великих князей.

Интересную историю рассказывает историк Л. Е. Морозова в своей книге «Затворницы: Миф о великих княгинях»:

«Однажды, когда Анастасии было уже четырнадцать лет, с братьями и матерью она отправилась на праздничную Рождественскую службу в Успенский собор. Там присутствовал весь цвет знати во главе с великим князем Иваном. После литургии государь подошел к семье Захарьиных, чтобы перемолвиться с Данилой и Никитой о предстоящей охоте. Горящий взгляд его черных глаз внезапно остановился на Анастасии. Она была очень красива в светлой беличьей шубке, крытой голубым сукном, в расшитой бисером шапочке, из-под которой виднелась длинная русая коса. Девушка, заметив его взгляд, покраснела и потупила взор».

Судя по этому рассказу, Иоанн Васильевич был знаком с Анастасией задолго до смотрин. Собственно, и выбор свой он давно уже сделал, а царские смотрины были проведены по обычаю. Далее Л. Е. Морозова утверждает, что и Анастасии давно нравился красивый и статный Иоанн, именно ему были посвящены все ее тайные думы после той первой встречи. И некий старец-пророк предсказал ей: «Быть тебе государыней, а братья будут служить тебе и твоему мужу Иоанну Васильевичу». К сожалению, историк не приводит никаких источников, на основе которых сделаны подобные выводы.

Писательница А. О. Ишимова рассказывала в своей «Истории…»:

«…Иоанн выбрал из всех красавиц самую скромную и оттого самую прелестную, Анастасию, дочь небогатой вдовы Захарьиной. Все историки того времени с восторгом говорят о прекрасных качествах души и сердца этой первой царицы русской! Благочестие, ум, чувствительность, неизъяснимая кротость – все соединялось в прелестной супруге Иоанна Васильевича. Смотря на ее милое, привлекательное лицо, на ее небесные взоры, можно было подумать, что молитвы доброго народа услышаны и прекрасный ангел рая послан на землю превратить грубое, суровое сердце Иоанново в нежное и сострадательное. Жестокости Иоанна в самом деле уменьшились после женитьбы его, а через несколько месяцев и совсем кончились».

После свадьбы, которая прошла с обычной для подобного торжества пышностью, бояре диву давались, глядя на изменившегося царя. Прекратились жестокие забавы с медведями и шутами, Иоанн стал приветлив со всеми, щедро помогал бедным и даже выпустил из казематов многих заключенных. Однако очень скоро все вернулось на круги своя…

Литератор Евгений Соловьев, писавший исторические очерки для биографической библиотеки Ф. Павленкова, изданной в XIX веке, считал: нельзя приписывать Анастасии слишком большую роль.

«Имя ее Карамзин постоянно украшает эпитетом добродетельной, – писал Соловьев. – Но между добродетелью личной, выражавшейся в том, что царица раздавала милостыню, разъезжала по монастырям и усердно молилась мощам и святителям, и добродетелью государственной, как заботе о благе общем, как защите интересов меньшего и униженного – разница немалая.
Предположить в московской боярышне государственную мудрость – значит сделать вещь очень рискованную.
…Пословица русская утверждает: «женится – переменится». С Иоанном этого, однако, не случилось. Казалось, все должно бы настраивать его на добродушный лад: и внешние успехи, и привязанность к молодой красавице-жене, и только что совершившееся пышное венчание, по поводу которого так много и искренно ликовал народ. Но обычная психология тут неприложима. Женатый царь вел прежний холостой образ жизни…
Напрасно и неосновательно преувеличивают историки влияние на Грозного царицы Анастасии. Ведь она была возле него и до появления Сильвестра и Адашева, однако даже в медовый месяц не могла удержать мужа хотя бы от разврата».

На все увещевания супруги Иоанн отвечал: «Надоела мне тишина эта. Буду жить, как раньше жил!» Следует упомянуть, что царь окунулся в разгульную жизнь с тринадцатилетнего возраста: бояре без устали поставляли ему девушек. И вскоре после свадьбы, как сообщается в некоторых источниках, в его дворце вновь появились падшие женщины, а царица даже перестала выходить к столу.

В одной из книг приводится такой случай. Однажды молодой царь позвал какого-то боярина прямо в опочивальню. Когда же Анастасия сказала мужу, что не подобает царице принимать мужчину, лежа в постели, он язвительно заметил: «Какая ты царица? Как была Настька Захарьина, так и осталась».

В один из редких дней, когда у Иоанна было хорошее настроение, Анастасия обратилась к нему с просьбой: определить на придворную службу одного из своих родственников. На другой день Василия Захарьина привезли во дворец и… одели в наряд шута. Оскорбленный Василий высказал все, что думал о царе и царице, и через два часа был затравлен медведем. Анастасия упала в обморок, в котором пролежала несколько часов.

На следующий день, 12 апреля 1547 года, в Москве вспыхнул пожар, продолжавшийся около трех месяцев. Огонь превратил в пепелище две трети дворов, не пощадил и царский дворец. Картина страшного бедствия настолько сразила Иоанна, что он на время прекратил оргии и кровавые потехи. Проводя целые дни в молитвах, он щедро жертвовал на восстановление Москвы. Анастасия же с его разрешения отдала на эти же цели почти все свои украшения, за что народ прозвал ее «милостивой».

Первый ребенок в царской семье, дочь Анна, появился на свет 10 августа 1549 года. Однако через год малютка умерла. Вторая дочь, Мария, родившаяся 17 марта 1551 года, прожила еще меньше. «За грехи-то Бог младенцев к себе забрал, за грехи…» – шептались вокруг. Чтобы замолить грехи, Иоанн и Анастасия предприняли длительные поездки по монастырям. Бог, будто смилостивившись, послал им в 1553 году сына Димитрия, названного в честь Дмитрия Донского.

У этой царской четы было шестеро детей, но только двое выжили. Второй из сыновей, Иоанн, считался любимцем отца, но случайно погиб от отцовской руки в 1582 году; третьему, Феодору, суждено было наследовать престол…

В 1553 году Иоанн опасно заболел. По совету братьев царицы он написал духовную, в которой назначил наследником своего недавно родившегося сына Димитрия. Царь выздоровел, но судьба продолжала насылать новые беды: сын Димитрий вскоре утонул в реке в результате несчастного случая (нянька, сходя с судна на берег по узким мосткам, поскользнулась и упала в воду вместе с царевичем), а в августе 1560 года скончалась и горячо любимая супруга. По первопрестольной поползли слухи о том, что царицу отравили.

Иоанн был сражен безысходным горем, его душа как бы очерствела и он еще больше замкнулся в себе.

Об этом поведал в «Истории государства Российского» Н. М. Карамзин: по его мнению, тринадцать лет Иоанн «наслаждался полным счастием семейным, основанным на любви к супруге нежной и добродетельной. Анастасия еще родила сына, Феодора, и дочь Евдокию, цвела юностию и здравием, но в июле 1560 года занемогла тяжкою болезнию, умноженною испугом. В сухое время, при сильном ветре, загорелся Арбат; тучи дыма с пылающими головнями неслись к Кремлю. Государь вывез больную Анастасию в село Коломенское; сам тушил огонь, подвергался величайшей опасности: стоял против ветра, осыпаемый искрами, и своею неустрашимостью возбудил такое рвение в знатных чиновниках, что Дворяне и Бояре кидались в пламя, ломали здания, носили воду, лазили по кровлям. Сей пожар несколько раз возобновлялся и стоил битвы: многие люди лишись жизни или остались изувеченными. Царице от страха и беспокойства сделалось хуже. Искусство медиков не имело успеха, и, к отчаянию супруга, Анастасия 7 августа, в пятом часу дня, преставилась…».

После смерти Анастасии голову грозного царя посеребрила первая седина… Целую неделю после похорон он провел в одиночестве, не показываясь даже ближним боярам. Но, как и прежде, затишье оказалось недолгим. Есть сведения о том, что на девятый день после смерти Анастасии царь-вдовец устроил поминальный пир, перешедший в оргию.

Уже на восьмой день после смерти Анастасии вопрос об отыскании невесты для царя был решен. Мария, дочь черкесского князя Темрюка, представляла полную противоположность покойной царице. Она любила присутствовать на медвежьих травлях и даже, к ужасу бояр, с высоты кремлевских стен наблюдала за публичными казнями. Новая царица окружила себя самыми красивыми девушками и сама указывала на них Иоанну… Сама тоже не стеснялась менять любовников чуть ли не на глазах у мужа. И наконец дошла до последней черты, задумав свергнуть Иоанна. Один из ее любовников, боярин Андрей Федоров, должен был стать главным действующим лицом преступления. Но кто-то донес на заговорщиков… После гибели своего сообщника от рук супруга царица стала чахнуть и 1 сентября 1569 года скончалась. Впрочем, никакого впечатления на Иоанна эта смерть уже не произвела.

Брак Иоанна и Марии Темрюковны длился восемь лет. Вторая жена родила царю сына Василия, который прожил всего пять недель…

Но разве все это могло сравниться с потерей любимой Анастасии? Подозрительный Иоанн был уверен, что царицу отправили на тот свет его враги. Бесспорно одно: эта смерть, как отмечали многие историки, совершила в царе мучительный и страшный по своим последствиям перелом. Жестокость его вспыхнула с новой силой. Вот подлинные слова Иоанна из его второго послания к князю Курбскому: «А и с женою вы меня про что разлучили? Только бы у меня не отняли юницы моея, ино бы Кроновы жертвы не было…». Под этой жертвой царь разумел новую череду кровавых казней.

«Эта преданная мужу женщина много значила в жизни сложного и противоречивого человека, который много значил в жизни России, – афористично высказалась Лариса Васильева. – Не стало ее – покатился царь под откос, а с ним катилась и Россия.
Жена оказалась стержнем, на котором держался его дух. Она была душою Ивана. Не стало души, вынули стержень – вырвался на волю злой дух грозного царя.
В этом, видимо, и состоит историческое значение личности Анастасии Романовны. Живи она дольше, возможно, Иван не был бы столь грозным и безумным, каким он предстал миру после ее смерти».

Очень может быть…

Уже в наше время ученые Республиканского центра судебно-медицинской экспертизы установили: первая жена Иоанна Грозного – Анастасия – умерла не своей смертью, а была отравлена, скорее всего мышьяком…

Оставьте свой отзыв!

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.


Поиск по сайту

Реклама

Меню

Из этого раздела

Свежие комментарии

  • Serch: а я ее где-то видел. видимо тоже на фото. раньше ж...
  • Валентина: Мишель Мерсье мой кумир, читала про нее все емуары...
  • Зинульчик: Великолепная статья!!!Спасибо огромное......
  • Андрей Андреев: Анна действительн была последней русской царицей.П...

Реклама


Поиск в Яндекс

Запрос: