Знаменитые женщины > Анна Австрийская

Знаменитые женщины

Женщина всегда загадка

Анна Австрийская

Правительницы, представительницы царствующих домов - - Опубликовано 11.05.2008 в 09:54

(1601-1666)

Анна Австрийская

Дочь и сестра испанских королей, Анна Австрийская родилась в самом начале XVII века, в августе 1601 года. Австрийской она осталась в истории потому, что ее матушка, принцесса Марианна, была родом из Австрии, из знаменитой династии Габсбургов.

С наследником французского престола ее обручили еще в детстве. Выданная замуж за капризного, болезненного и бессердечного Людовика XIII исключительно по политическим соображениям, гордая и целомудренная, воспитанная в пуританском духе испанская инфанта стала не женой, а великолепной куклой, о которой король забывал, как только заканчивалась очередная парадная церемония. Достаточно сказать, что наследник престола, будущий король-Солнце Людовик XIV родился через двадцать три года после свадьбы его родителей. Впрочем, такой странный факт легко объяснить: король Франции отдавал предпочтение фаворитам. Оживлялся он, лишь дрессируя собак и играя на лютне. А еще был прекрасным кулинаром и огородником: выращивал зеленый горошек и посылал слуг продавать его на рынке…

Как стало известно после вскрытия его тела, король Людовик XIII вообще не мог иметь детей. Результаты вскрытия были обнародованы лишь в период Великой Французской революции…

Впрочем, исторические факты говорят о том, что Людовик XIII не обходил своим вниманием и женщин – в частности, отдавал явное предпочтение небезызвестной нам по «Трем мушкетерам» «опальной» герцогине де Шеврез. Пикантность ситуации усугубилась тем, что свою метрессу он определил к королеве в качестве первой статс-дамы. Женщины подружились так, что герцогиня стала ближайшей наперсницей Анны.

Именно прекрасная герцогиня внушила своей подруге и повелительнице следующую мысль: следует отплатить королю за холодность той же монетой, не губить молодость в безотрадном уединении и отыскать себе воздыхателя в кругу придворных. Первое время Анна отмахивалась от лукавых советов герцогини, но постепенно стала задумываться над ее словами. Томно вздыхающий кардинал Ришелье, посвящавший любимой королеве стихи, не пришелся ей по сердцу. А если и пришелся, то ненадолго…

Любовь Анны Австрийской и герцога Бэкингема по праву следовало бы назвать «романом века». Вряд ли можно вспомнить другую пару, которая заплатила бы такую дорогую цену за несколько мимолетных свиданий, большей частью абсолютно невинных. Да и то, что произошло между ними, в конце концов выглядело милой пасторалью на фоне тогдашней придворной жизни, когда супружеская верность считалась скорее пороком, нежели добродетелью, а любовные связи с гордостью выставлялись напоказ всему свету.

Молва давно разнесла по всему французскому королевству легенды о необычайной красоте, уме, обаянии герцога. И главное – о его неотразимости и фантастическом количестве жертв его волокитства. Высокий ростом, превосходно сложенный, с пламенными черными глазами, герцог мог бы вскружить не одну женскую головку. Этот красавец, прибывший в Париж послом в сопровождении великолепной свиты, был одет так роскошно, как не приходило в голову и королям. Ослепив весь французский двор богатством и красотой, герцог удивил его и своей грациозностью в танцах. Несколько раз он был кавалером Анны Австрийской. Тысячи глаз следили за ними, большинство – в восхищении блестящей парой.

В тот праздничный вечер герцог пленил не только королеву Анну. В Бэкингема до безумия влюбилась… герцогиня де Шеврез. В итоге Людовик потребовал от кардинала Ришелье, чтобы нахального англичанина в двадцать четыре часа выдворили за пределы королевства. Ришелье этого не сделал: для него политические интересы Франции были важнее сиюминутных королевских капризов.

Любовь Бэкингема к Анне Австрийской, возможно, стала его единственной настоящей любовью. Любимая им женщина хотя и называлась королевой Франции, но казалась (да и была!) несчастнее самой последней своей подданной.

О том, что Анна считалась необыкновенной красавицей, никто из ее современников не писал. Не подтверждают это и известные портреты королевы. Но внешностью природа ее явно не обидела. От матери Анна унаследовала очень белую и нежную кожу, роскошные белокурые волосы и крупный, очень яркий рот, а от отца – высокий рост, точеный с горбинкой нос и большие голубые глаза.

Сохранились свидетельства другого рода – о ее поистине королевской чувствительности. Легчайшее прикосновение к ее коже обычного полотна вызывало раздражение. Поэтому тонкие простыни, которые делались для нее на заказ, можно было с легкостью пропустить сквозь кольцо. Раздражал Анну и запах роз, а увидев на картинах этот цветок, она подчас теряла сознание от одной мысли о его аромате.

Анна привязалась к Бэкингему со всем пылом первой страстной любви. Однажды, протанцевав с ним целый вечер, молодая королева не смогла сдержать своих чувств. Вернувшись в свои покои, в присутствии придворных дам она сжала в объятиях де Шеврез и принялась страстно целовать ее, плача и бормоча слова нежности, обращенные к герцогу.

Случайно или нарочно, но тот остановился в доме герцогини де Шеврез, которая взялась устроить тайное свидание влюбленных. Именно ей принадлежала гениальная идея прорыть подземный ход из погреба ее дома в склепы расположенного неподалеку женского монастыря Валь-де-Грас.

Условились, что королева придет вечером в церковь этого монастыря, где ее будет поджидать переодетый монахом-капуцином Бэкингем, и они проникнут в дом герцогини, воспользовавшись подкопом. К несчастью, в церкви затаился один из шпионов Ришелье, который поплатился за это жизнью – шпагой герцог владел виртуозно. Свидание сорвалось, королева и герцогиня бежали из церкви. Труп шпиона был обнаружен, кардинал распорядился провести следствие, установившее наличие подземного хода, а герцогиня поклялась, что не имеет о нем понятия. Она отделалась легким испугом, королеву же подвергли домашнему аресту в Лувре.

Свадебные торжества закончились, и принцесса Генриетта, отныне английская королева, отправилась на свою новую родину. До морского порта ее сопровождал брат – французский король, невестка – французская королева и, разумеется, герцог Бэкингем.

Королева действительно подарила герцогу алмазные подвески – в Булони, при расставании. Шпионы кардинала поспешили донести тому, что Анна, потерявшая от любви голову, преподнесла своему любовнику аксельбант с двенадцатью подвесками – подарок ее венценосного супруга.

Оставив в Булони английскую королеву, которую сопровождал, герцог на сутки вернулся в Амьен вслед за Анной и добился у нее аудиенции. Королева была нездорова, приняла его, лежа в постели, и тем самым дала возможность еще большему числу кардинальских шпионов получить подтверждение этой скандальной связи. Поздно вечером она на несколько минут выскользнула в сад, чтобы попрощаться с Бэкингемом. Это свидание описал Дюма в «Трех мушкетерах» и ничуть не погрешил против истины: оно было чрезвычайно кратким и абсолютно невинным.

Возвращение королевы Анны в Лувр было омрачено грубой холодностью, которую проявил ее супруг. К раздуванию королевского гнева приложил, разумеется, руку и кардинал Ришелье, оскорбленный прежде всего не как отвергнутый любовник, а как государственный деятель, которому роман королевы путал все карты большой политической игры.

А в Лондоне оставалась одна из любовниц герцога – леди Клэрик. Ришелье еще во время пребывания блистательного герцога в Париже связался с его английской метрессой, уведомив прекрасную леди о новом увлечении Бэкингема. После отъезда герцога из Франции и возвращения королевы Анны в Париж кардинал направил леди Клэрик письмо.

Ришелье прекрасно знал, что герцог непременно поспешит продемонстрировать двору королевский подарок. И тот действительно надел его на первый же придворный маскарад. Леди Клэрик сумела добыть две подвески, но… Положение спас не отважный мушкетер, а камердинер герцога. Раздевая своего господина после маскарада, он обнаружил пропажу двух подвесок. А дальше Бэкингем действовал уже самостоятельно, будучи человеком ничуть не более глупым, чем Ришелье, только более молодым и увлекающимся. Он мгновенно отгадал и воровку, и причины кражи, и в ту же минуту принял все необходимые меры.

А во Франции события тем временем приняли драматический оборот, давно известный нам по «Трем мушкетерам». Ришелье под предлогом примирения царственных супругов предложил Людовику дать большой бал во дворце, пригласив на него королеву. Вечером того же дня королева получила письмо от короля.

Это примирительное письмо привело Анну Австрийскую в непередаваемый ужас. Все висело на волоске: честь, корона, сама ее жизнь, возможно. Герцогиня де Шеврез предложила королеве сказаться на несколько дней больной и послать гонца в Лондон, к герцогу. Но Ришелье предусмотрел и это: королева была лишена всех преданных ей слуг, во всяком случае тех, чья отлучка могла остаться незамеченной. К тому же по повелению короля Англии все порты оказались заперты и сообщение с Францией прервано.

Ришелье упустил из виду только одну «деталь»: фактическим королем Англии был Бэкингем… На рассвете следующего дня герцогиня де Шеврез вбежала в спальню королевы и воскликнула: «Ваше величество, вы спасены, спасены!»

Бэкингем прислал курьера к герцогине, и та передала королеве футляр с аксельбантом и письмо благородного любовника:

«Заметив пропажу подвесок и догадываясь о злоумышлениях против королевы, моей владычицы, я в ту же ночь приказал запереть все порты Англии, оправдывая это распоряжение мерой политической… Пользуясь случаем, я приказал изготовить две новые подвески и с болью в сердце возвращаю моей повелительнице то, что ей угодно было подарить мне…»

Как выяснилось спустя многие годы, две новые подвески оказались весьма искусной подделкой – времени на огранку настоящих алмазов у ювелиров все-таки не было. Знал ли об этом влюбленный герцог, неизвестно. Да и не все ли равно? Главное, что эти камни спасли королеву от позора!

Перед самым балом кардинал вручил королю две алмазные подвески и объявил – в присутствии королевы! – что герцог столь мало дорожил ее подарком, что преподнес его своей очередной пассии, а та начала распродавать бриллианты по одному. Королева проявила поразительное хладнокровие и приказала одной из фрейлин принести из будуара ларчик. Приказание было мгновенно исполнено, и все увидели аксельбант в целости и сохранности. Король ничего не понял, но сразу успокоился. Кардинал понял все – и возненавидел королеву еще яростнее.

Бэкингем, со своей стороны, орудием своей любви сделал политику: изыскивал любые способы для приезда во Францию под благовидным предлогом. Желанный повод не замедлил отыскаться. Между Карлом I и его супругой Генриеттой Французской возникло взаимное неудовольствие, и их семейная жизнь стала очень напоминать отношения между Людовиком и Анной во Франции. Английская королева решила съездить во Францию, повидаться с матерью – вдовствующей королевой Марией Медичи. Карл согласился при одном условии: сопровождать королеву будет герцог Бэкингем. «Сестра вольна приезжать с кем угодно, но только не с Бэкингемом!» – в бешенстве воскликнул Людовик.

Герцог, узнав о непреклонности короля, в свою очередь потерял здравый смысл. С этой минуты отношения между двумя державами испортились почти непоправимо. Все предвещало неизбежный полный разрыв и настоящую войну французов с англичанами. В результате в августе 1628 года Бэкингем был убит фанатиком-одиночкой, который не сказал ни слова с момента убийства до собственной казни. Но кое-кто утверждал, что убийцу – Фельтона – видели во дворце кардинала Ришелье за две недели до трагедии.

…Любовь к королеве позволила Бэкингему к концу жизни стать именно тем благородным рыцарем, которого мы знаем по роману Дюма. Герцог остался в памяти потомков прежде всего благодаря тому, что был возлюбленным королевы, трагически погибшим из-за этой любви в тридцать шесть лет. И почти никто не вспоминает о том, что начинал этот знатный красавец любовником английского короля. Превратиться из куртизана в политика, а из наложника – в романтичного влюбленного мало кому удавалось… Бэкингему удалось.

Весть о гибели возлюбленного, о новой встрече с которым она грезила целых три года, жестоко поразила королеву Анну. Любовь к нему была единственным счастьем ее жизни, воспоминания о нем – единственной отрадой. По целым дням, запершись в своей дворцовой часовенке, королева молилась за упокой души человека, подобного которому уже никогда больше не встретила. Супруг дал ей неделю на траур, а потом устроил в Лувре великолепный бал с придворным балетом и предложил королеве в нем участвовать. После нескольких па королева без чувств упала на пол. Больше она не танцевала никогда – до самой своей смерти, хотя танцы просто обожала.

По утверждению некоторых историков, Анна Австрийская, объединившись с Гастоном Орлеанским, младшим братом своего супруга, неоднократно замышляла арест короля и смену власти на престоле. В этом ее поддерживали родственники и в Австрии, и в Испании. Существует версия, что Анна и Гастон были любовниками и планировали править Францией вместе после низложения Людовика. Но этим планам не суждено было осуществиться…

Анне Австрийской предстояло стать королевой-матерью при своем любвеобильном сыне короле-Солнце, пережить многие политические события Франции. Сразу после смерти супруга она вернула ко двору всех, кого выслал покойный король.

Последние годы ее жизни были скрашены связью с кардиналом Мазарини, хитрым и ловким политиком. Говорят, их отношения даже освятила церковь. Но согревала ли любовь сердце королевы Анны так же, как согревала его в молодые годы – кто знает?

Несмотря на возраст, королева оставалась все еще привлекательной. Настолько, что в нее, если верить хроникерам, на полном серьезе влюбился красивый и молодой маркиз двадцати двух лет.

Умерла она 65-летней. Возраст по тем временам более чем почтенный…

Оставьте свой отзыв!

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.


Поиск по сайту

Реклама

Меню

Из этого раздела

Свежие комментарии

  • Serch: а я ее где-то видел. видимо тоже на фото. раньше ж...
  • Валентина: Мишель Мерсье мой кумир, читала про нее все емуары...
  • Зинульчик: Великолепная статья!!!Спасибо огромное......
  • Андрей Андреев: Анна действительн была последней русской царицей.П...

Реклама


Поиск в Яндекс

Запрос: