Знаменитые женщины > Мария Федоровна

Знаменитые женщины

Женщина всегда загадка

Мария Федоровна

Правительницы, представительницы царствующих домов - - Опубликовано 11.05.2008 в 09:30

(1847-1928)

Мария Федоровна

Младшую дочь датского короля, шестнадцатилетнюю Дагмар, прочили за наследника российского престола, великого князя Николая. Он был хорош собой, блестяще воспитан и остроумен; над его образованием и манерами трудились от рождения самые лучшие наставники. Дагмар с искренней непосредственностью подарила жениху свою первую девичью любовь. Да и он не остался равнодушен к ней.

«В сентябре 1864 года цесаревич прибыл в Данию, – рассказывает историк А. Н. Боханов. – Сердце молодого впечатлительного русского принцесса пленила сразу. Дагмар не блистала яркой красотой, не отличалась незаурядным умом, но обладала тем, что французы называют словом «шарм». После первой же встречи с ней хотелось видеться еще и еще; она была из тех, кого трудно забыть».

Дело шло к свадьбе, однако судьба нанесла счастливой невесте первый удар.

«Все улыбалось незначительной и бедной Дагмаре, взятой из семьи датского короля, – размышляет о ее жизненном пути политический деятель и публицист ХХ века В. П. Обнинский. – И грядущее могущество, и обаятельная внешность, так же как и мягкий, приятный характер, делали цесаревича завиднейшим женихом Европы. Но судьба готовила уже очередной удар над человеческим расчетом. Николай умер на Ривьере от болезни, бывшей, как уверяли, последствием излишеств и дурных привычек юношеского возраста (сведения о дурной болезни цесаревича, если именно это имеет в виду Обнинский, другими источниками не подтверждаются. По официальным данным, он случайно простудился и спустя неделю умер в Ницце от менингита. – Авт.). Наследником русского престола становился второй сын, тихий, неуклюжий и малообразованный офицер. Дагмару не спрашивали о том, нравится ли ей молодой Александр, утешилась ли она после потери любимого жениха. Свадьба была справлена со всей пышностью русского придворного ритуала, и молодая чета поселилась в Аничковом дворце, занимаясь искусствами, живописью и музыкой и совершая ежедневные паломничества в Зимний дворец, резиденцию императора».

Не все в данном тексте можно принимать за неоспоримую истину. Действительно, Александра не готовили к восхождению на престол, который предназначался его старшему брату. Но называть его малообразованным вряд ли стоит. И принцесса Дагмар вышла за него по доброй воле…

Дагмар впервые увидела будущего супруга у смертного одра своего обожаемого Николая. Окружающим казалось, что болезнь цесаревича – временное явление, что молодой организм справится с ней. В этом уверяли и доктора, поставившие диагноз «простудный ревматизм». Николай же погибал от почечного менингита… Вместе со всей царской семьей любимого брата оплакивал и Александр.

«Для него, бедняги, очень тяжело, что он должен занять место умершего брата…» – записала Дагмар в дневнике.

А он проникся трогательным обожанием к этой милой, сдержанной и умной девушке. К тому же видел, что родители желают породниться с ее семьей и в качестве невестки датская принцесса их очень устраивает. Спустя время будущий монарх был отправлен погостить в Данию.

«Она мне еще больше понравилась теперь, и я чувствую, что я ее люблю и что я достоин ее любить, но, дай Бог, чтобы и она меня полюбила, – сообщал он родителям. – Ах, как я этого желаю и молюсь постоянно об этом».

Уже через год после трагической кончины Николая Дагмар стала официальной невестой нового русского наследника, а вскоре последовала и свадьба.

Она приехала в Россию в 1866 году. Покушения на ее свекра Александра II следовали одно за другим. Царская семья жила в постоянном страхе: взрывы гремели даже в покоях Зимнего дворца, а каждый выезд в город мог стать последним…

В такой совсем не романтической обстановке датская принцесса, принявшая при православном крещении имя Марии Федоровны, начинала свою семейную жизнь на новой родине. В марте 1868 года появился на свет ее первенец, и его назвали в честь цесаревича Николаем.

Мария Федоровна, исправно рожая детей, успевала участвовать и в светской жизни, заведовала по традиции русских императриц ведомствами милосердия и по мере сил руководила своим супругом. Он же, в свою очередь, всю жизнь с подобострастным обожанием относился к жене, понимая, что получил ее в дар от судьбы лишь благодаря трагической случайности.

Умом, красотой и манерами императрицы восхищались все окружающие. Мария Федоровна стойко выдерживала многочасовые дворцовые приемы, была неизменно мила, приветлива со всеми и вместе с тем величественна. Она являлась начальницей благотворительного ведомства и довольно умело руководила российским Обществом Красного Креста, приютами, лазаретами, благодаря ей открылись знаменитые Мариинские училища для девиц.

Императрица вмешивалась в дела государственного правления весьма умело и тонко, тем самым смягчая крутой нрав своего мужа. Александр III порой неумеренно потреблял алкогольные напитки, и борьба за его здоровье и соблюдение приличий стала для Марии Федоровны постоянной заботой. Вместе с императорской короной, полученной ее семьей при столь трагических обстоятельствах, ей передался непроходящий страх за жизнь близких.

Осенью 1888 года лишь чудо спасло императорскую семью. Возвращаясь из Крыма, Романовы попали в страшную железнодорожную катастрофу в литерном императорском поезде. Погибло и было изувечено множество людей, но царская семья, включая всех пятерых детей, уцелела.

Мария Федоровна, как ни странно, с детства недолюбливала немцев и все немецкое. Выбор ее сына Николая, решившего жениться на немецкой принцессе, стал для нее ударом. Она долго противилась этому браку и в дальнейшем так и не смогла всем сердцем принять свою невестку, считая Александру Федоровну чрезмерно истеричной, не способной к обременительным императорским обязанностям.

В августе 1894 года Александр III опасно заболел. Уже несколько лет он страдал воспалением почек – нефритом. Несмотря на все принятые меры лечения и благоприятный крымский климат, император неожиданно скончался в Ливадии 20 октября того же года в окружении своей семьи.

Мария Федоровна осталась вдовой в сорок семь лет. «Моя невестка все думает, что у меня какое-то ревнивое отношение к моей власти, а я вижу, что мы идем верными шагами к какой-то катастрофе…» – вспоминала она позже. Николая II, собственного сына, Мария Федоровна считала совершенно не способным управлять великой Россией. Она много раз обращала внимание Николая на положение в стране и просила самым серьезным образом прислушаться к зарождавшимся в обществе настроениям. К сожалению, материнские увещевания ни к чему не привели…

После вступления его на престол Мария Федоровна сняла с себя большую часть светских обязанностей. Разъезжая по модным европейским курортам, она позволяла светилам косметической медицины производить на своем лице довольно смелые по тем временам операции по омоложению. И в свои шестьдесят, по воспоминаниям современников, она была «легка, непринужденна и обворожительна». Это обстоятельство, как считают некоторые историки, тем более не вносило теплоты в ее отношения с невесткой, которая, будучи младше своей свекрови на четверть века, выглядела едва ли не ее ровесницей…

С началом Первой мировой войны Мария Федоровна как глава Красного Креста без устали занималась организацией лазаретов, сборами вещей и продуктов для солдат. Она часто посещала военные корабли, «болела» за развитие русской военной авиации. В армии ее просто обожали.

Когда в марте 1917-го весть об отречении Николая дошла до Киева, где в то время находилась вдовствующая императрица, с Марией Федоровной случилась истерика. Дочь Ольга боялась за ее здоровье.

«Господь решил подвергнуть ее еще одному и самому страшному испытанию – стать свидетельницей краха России, присутствовать при крушении всей своей жизни», – говорит А. Н. Боханов.

Марию Федоровну не арестовали вместе с царской семьей. Ей даже позволили попрощаться с отрекшимся от престола сыном и отъехать в Крым. Там, в знаменитой Ливадии, она пережила тяжелое время в качестве почетной узницы. Там же получила весть о смерти сына, невестки и внуков. Там ее чуть было не расстреляли: исполнению уже вынесенного приговора помешала высадка немецких войск.

Немцы первым делом предложили вдовствующей императрице помощь в эвакуации. «Помощь от врагов России? Никогда!» – сказала она и осталась в Крыму. Она продолжала считать русский народ своим и не верила в убийство царской семьи. Только через год нехотя согласилась уехать: английский король Георг, ее племянник, прислал за ней броненосец «Мальборо» и согласился вывезти из России других Романовых, находившихся в Крыму, а также приближенных Марии Федоровны.

В эмиграцию вдовствующая императрица взяла с собой лишь шкатулку с драгоценностями, хотя в ее распоряжении были немалые богатства императорской дачи и целый корабль для вывоза ценностей. Она прожила еще семь лет – «в крайней бедности и одиночестве», как писали западные газеты после ее смерти. Но до последних дней хранила шкатулку с украшениями, веря, что ее сын и внуки выжили, и надеясь на встречу с ними.

После смерти вдовствующей русской императрицы Георг V проявил удивительную распорядительность относительно знаменитой шкатулки. Сразу же после получения им печального известия в Копенгаген отправился его доверенный человек, последний царский министр финансов П. Л. Барк, в то время исполнявший обязанности советника управляющего Британского банка. Его задача сводилась к тому, чтобы правдами и неправдами завладеть шкатулкой с романовскими драгоценностями и отправить ее в Букингемский дворец. Запугав дочерей усопшей императрицы возможными хищениями, этот ловкий человек легко добился их согласия на отправку сокровищ в Англию.

«Английская королева, «питавшая слабость» к ювелирным изделиям, сразу пожелала купить некоторые предметы, – поясняет А. Н. Боханов. – На протяжении последующих лет она приобрела ряд уникальных вещей из собрания Марии Федоровны. Они являются известнейшими драгоценностями английской королевской семьи, в которых дамы династии блистают по сию пору…
Общее же количество драгоценных изделий русского происхождения, находящихся ныне в собственности членов английской королевской семьи, исчисляется многими десятками предметов. Вопрос о том, какая сумма была заплачена королевой за романовские сокровища наследникам царицы и насколько эта цена являлась адекватной, так до сих пор окончательно и не прояснен. Существуют разные мнения, однако никто не оспаривает того факта, что в любом случае королю Георгу V и королеве Мэри удалось без излишних трат пополнить собрание драгоценностей Английского королевского дома за счет родственных связей с Романовыми…»

…Последние годы Мария Федоровна жила в Дании на субсидию английского короля в небольшом замке Видор, где и умерла на руках своей дочери Ольги в возрасте 81 года осенью 1928-го. Она ушла из жизни на собственной родине – в Копенгагене, хотя неоднократно высказывала желание быть похороненной в русской земле. Правда, с оговоркой: «Но лишь тогда, когда в России все будет вновь спокойно…»

В октябре 2004 года президент России Владимир Путин подписал распоряжение об организации переноса и захоронения в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга праха Марии Федоровны. Предполагается, что церемония состоится осенью 2006 года и будет приурочена к 140-летию прибытия императрицы в Россию…

Оставьте свой отзыв!

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.


Поиск по сайту

Реклама

Меню

Из этого раздела

Свежие комментарии

  • Serch: а я ее где-то видел. видимо тоже на фото. раньше ж...
  • Валентина: Мишель Мерсье мой кумир, читала про нее все емуары...
  • Зинульчик: Великолепная статья!!!Спасибо огромное......
  • Андрей Андреев: Анна действительн была последней русской царицей.П...

Реклама


Поиск в Яндекс

Запрос: